Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
09:58, 15 февраля 2019

У заставы на реке Пяндж. Вывод войск из Афганистана глазами простого пограничника

У заставы на реке Пяндж. Вывод войск из Афганистана глазами простого пограничникаФото: pixabay.com
  • Статья

15 февраля — День памяти воинов-интернационалистов

Найти Егора Авилова в Шеино не составляет большого труда. Сельский ток, где он работает и, можно сказать, живёт, — его давняя боль и забота. Много лет назад Авилов начал здесь ещё агрономом в подсобном хозяйстве института космического приборостроения. Сам родом из соседней Авиловки, что в Шебекинском городском округе. Любимому делу Авилов посвятил свою жизнь. Но успел вырастить себе надёжного помощника. Сын Александр скоро окончит сельскохозяйственный университет в Майском и продолжит дело отца.

У заставы на реке Пяндж. Вывод войск из Афганистана глазами простого пограничника - Изображение Фото: Личный архив Егора Авилова

Осенний призыв

Служить Авилова направили на советско-афганскую границу, в часть №2033, более известную как 117-й Московский пограничный отряд Краснознамённого Среднеазиатского пограничного округа.

«Наш погранотряд был рядом с переправой через Пяндж. В эти дни 30 лет назад через Термез прошла техника. Хотя датой вывода и принято считать 15 февраля, мои сослуживцы увольнялись в сентябре или октябре. Я уволился под Новый год. Мы ещё долго остальное выводили. Когда перетянули всех назад — тогда уже и по домам отпустили. Думал даже о сверхсрочной. Бегал хорошо, подтягивался, парадную форму сержантскую сделал, а так уже старшину присвоили», — поделился воспоминаниями Егор Авилов.

Наш разговор происходит среди сельскохозяйственной техники. Комбайны, сеялки, тракторы на миг проснулись среди белого февральского безмолвия и в немом оцепенении уставились на нас фарами, внимательно слушают.

Кровля ангара, в котором они стояли, в этом году рухнула под тяжестью снега. Авилов успел перегнать машины под открытое небо. Не выдержала крыша и соседнего склада, она полностью провалилась. Взгляд Егора Тимофеевича притягивает картина разгула стихии. Весь этот хаос — личный вызов для него.

«Когда начал служить, тяжело не было, а вот перед самым выводом было сложнее. Никто и не знал тогда, что на самом деле там происходит. Генераторы, станции, палатки, стрелковое оружие оставили по ту сторону. Обидно, что через неполные сутки союзного нам ополчения, скорее всего, там уже не было. Так всё это досталось тем, кому не предназначалось», — с сожалением поделился Авилов.

Интересуюсь, поддерживает ли он связь с кем‑то из сослуживцев.

«Общаемся с ребятами из Одессы, из Белоруссии. Мы часто встречались. Солдатская дружба на века. Когда не предал, не подвёл — во все времена это главная ценность», — ответил Егор Авилов.

Уроки выживания

«Часто вспоминаю доктора Каминского. Интересно, как сложилась его судьба. А зубы мы, например, лечили в посёлке Московский, там врач-таджик в гражданской больнице принимал. От воинской части до границы с Республикой Афганистан всего четыре километра было. В рейды уходили на две недели, часто до Файзабада. Это примерно от 70 до 100 километров вглубь страны. По 50 машин с боеприпасами и провизией. Неделя туда и неделя назад. Обычно «двадцатьчетвёрки» (боевой вертолёт Ми-24, символ афганской войны. — Прим. авт.) по очереди сопровождали караваны на опасных участках. Скважин с водой как таковых не было там нигде. С жаждой боролись с помощью заварки из верблюжьей колючки. Такой напиток всегда в фляжке у каждого бойца на поясе. Невкусно, горчит, но все пили. Иначе никак, легко дизентерию подхватить. А бельё и одежду стирали в речке», — продолжил ветеран.

Никто из восемнадцатилетних мальчишек восьмидесятых не мог знать, куда пошлёт их Родина, на какие далёкие рубежи, в какие опасные места планеты. Но все как один чувствовали, что любой может оказаться по ту сторону советско-афганской границы.

«В военкомате сказали, что буду служить в Московском отряде. Подумал сначала, что это в столице. Сутки везут в поезде, вторые сутки… Уже и снега нет. Дыни несут в вагон… Привозят, добро пожаловать в Московский погранотряд. Призывали туда осенью. За год набирались опыта у старших товарищей, и дальше служить — на границу. Из моей деревни были ребята, которые старше меня на год. Белгородский военкомат в ту часть в основном и направлял призывников. Порядок такой: смену подготовил — и на дембель ушёл», — рассказал Авилов.

«Лепёшка кушать будешь?»

Отношения с местными складывались неплохие. Суровые условия жизни в горах, конечно, накладывают свой отпечаток на быт. Законы гостеприимства там чтут, но и выживание многое значит.

— «Солдат, дай тушёнка, дай панама, дай патронов», — чаще всего с такими просьбами к бойцам обращались местные. Хорошие отношения у пограничников сложились с ребятами из авиации. Местные выпросят у них керосина — и тут же продают в кишлаке друг другу. Афганские военные прилетят на вертолётах с намотанной на колёса колючей проволокой. Их заправят, они тут же в кишлаке продают топливо. Механик говорит им: «Ракеты повесили вам месяц назад. До сих пор висят. Когда отстреляете?» Они в ответ: «Дай лучше автомат, ракета не надо».

Местные мирные афганцы всегда старались угодить. Для гостя у радушного хозяина есть лепёшка и сыр. Однажды даже кроссовки «Адидас» предлагали сменить на жёсткие солдатские сапоги. Но такая обувь уже была бы не по уставу.

«У них по‑другому жизнь не построишь. Природа, климат — всё влияет на людей», — поделился мнением об афганцах Авилов.

Прощай, Афганистан!

«Водитель разведотдела, помню, сразу сказал, что на выводе будет жарко. Но люди были готовы ко всему и смогли преодолеть тогда все трудности и вернуться домой живыми. Уже в Таджикистане поняли, что в части система другая, всё по уставу. А делать что дальше? Надо же было как‑то дослуживать. Плац подметали. В штабе плитку напольную монтировали. Занимались спортподготовкой. Бегал тогда я хорошо 28 километров. Хорошо, когда с автоматом марафон преодолеваешь, а когда с СПГ (станковый противотанковый гранатомёт. — Прим. авт.) бегаешь и «плитой» за спиной — то ещё занятие», — рассказал собеседник.

После армии Егор Авилов получил высшее образование в сельскохозяйственном институте в Майском. Потом взяли в колхоз. Жизнь связал с сельским хозяйством. По его мнению, только честный мирный труд даёт возможность развиваться духовно и физически, совершать добрые поступки и проявлять благородство.

«Никому никогда зла не посоветовал. Если увидел беду, обязательно постараюсь объяснить себе и людям, как её избежать в будущем, чтобы не повторять ошибок. Все, кого я знаю, выбрали честную жизнь. Наше поколение, возьми любого, никто плохо не сделает, все стараются поступать правильно», — завершил беседу Егор Авилов.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×