Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Баннер — подписка на газету
16:18, 01 марта 2019

Судьбы крутые повороты. Вера Ермоленко из Бехтеевки поделилась воспоминаниями

Судьбы крутые повороты. Вера Ермоленко из Бехтеевки поделилась воспоминаниямиФото: Иван Жуков
  • Статья

Женщина рассказала об оккупации, работе на Камчатке и жизни в Корочанском районе.

Раненый лётчик

Маленькой Вере Ермоленко не было и пяти лет, когда село Бехтеевка оккупировали. Детская память полной картины той трагичной ситуации не сохранила, но отдельные моменты она и сейчас воспроизводит до мелочей, заставляя снова переживать и возвращаться в прошлое.

«Папа ушёл на фронт в первые дни войны. Девятилетний брат Ваня и я остались на попечении мамы. Во время оккупации все старались реже выходить на улицу, чтобы лишний раз не попадаться врагу на глаза. У нас была корова. Зима, мороз, ночь на дворе, и мама каже брату: „Ванька, пишлы, корова телится, поможешь мэни тэля определить“. А меня она одну никогда в хате не оставляла, да к тому же на тот момент я ещё и желтухой болела», — начала рассказ Вера Сергеевна.

Изредка она прерывалась и старалась вспомнить подробности.

«Зажгла она каганэц, одела меня, и мы пошли в сарай. В коровнике было небольшое окошко, через которое свет керосинового фонаря был виден с огорода. Вдруг слышим негромкий вкрадчивый стук в калитку. Мама спросила: „Кто там?“ и мы услышали тихий мужской голос: „Свои, откройте“», — продолжила собеседница.

Женщина испуганно посмотрела на детей и, отстранив сына, осторожно открыла дверь. В тёмный проём сначала ворвался пар морозного воздуха, за ним вполз человек в заиндевевшей военной форме. Мальчишка невольно произнёс: «Лётчик». «Цыть, тише», — прикрикнула на него мать и кинулась помогать солдату. Одна нога раненого была окровавлена и туго перетянута солдатским ремнём. «Хозяюшка, помогите мне», — произнёс лётчик.

«Мама принесла стираное полотенце и, разорвав его на полоски, перевязала рану. И всё причитала: „Ну куда же тебя девать?“ Я ещё была несмышлёной и спрашиваю: „Дяденька, а почему ты пришёл к нам ночью?“ Он и отвечает: „Да вот спрятаться хочу“. Определили его в погреб, который был у нас в сарае. Набросали туда много сена, и ляду мама завалила охапками корма. Сама всё шептала: „Ой, как найдут, постреляют нас всех, надо все следы на снегу убрать“. Не знаю, как она это сделала, может, снег прошёл и засыпал всё, а может, Бог отвёл беду от нашей семьи. Несколько дней прожил раненый у нас в погребе. Как‑то вечером, а может, уже и ночь была, мама нам с братом говорит: „Посидить, я схожу, подою корову, попою телёнка и будем ложиться спать“. Я смотрела в окно и увидела на огороде, как ка­кие‑то люди, оглядываясь по сторонам, идут к нашей калитке. „Мам, там дядьки“, — говорю. „Ну всё“, — сказала она. И, приказав нам спрятаться, вышла во двор. Оказалось, то наши военные пришли за раненым. А утром пожаловали немцы с полицаями, но никого не нашли», — рассказала Ермоленко

Лётчики из сбитого самолёта успели катапультироваться. У одного была повреждена нога, и он идти не мог. Вдвоём им было не добраться к своим, и они решили, что товарищ за раненым вернётся с подмогой. Так и случилось.

«Унесли лётчика на носилках. После войны он прислал нам письмо, в котором очень благодарил маму за своё спасение и обещал приехать. Письмо было отправлено из Смоленска. Мы его долго хранили, но при переезде мамы оно затерялось. К сожалению, нет точного адреса, да и фамилии того лётчика. Помню только, что звали его Андрей», — сказала Вера Сергеевна.

Гранит науки

«Я девчонка была боевая. Замуж выскочила рано, сын родился, но семейная жизнь не сложилась. Поступила на заочное отделение Орловского строительного института. Во время сессий снимали с сокурсницами квартиру. Заканчивала первый курс. На летней сессии подходит ко мне профессор Ковалёв и говорит: „Вера, вы девушка деревенская, хваткая. У меня больна жена, и ей посоветовали лечить ноги пчелиным ядом. Помогите, пожалуйста“», — рассказала собеседница.

Ермоленко сначала опешила и не поняла, чем может помочь. Профессор пояснил суть своей просьбы, и та согласилась.

«Мне надо было собирать пчёл в баночку, потому что Роза Фёдоровна еле передвигалась и не могла этого сделать сама. Бывало, наловлю пчёл, она приложит их к больным ногам и говорит: „Так, Вера, давай займёмся экономикой“. Начинаю отнекиваться, что материал послушаю на занятиях, почитаю в учебниках. А она своё: „Давай заниматься“. Очень сильно помогала осваивать программу. Бывала и у них дома. Потом по рекомендации Николая Фёдоровича и по настоянию родителей я перевелась на дневное отделение. Успешно закончила учёбу, а Ковалёвы несколько лет приезжали к нам погостить во время отпуска», — поделилась Вера Сергеевна.

Судьбы крутые повороты. Вера Ермоленко из Бехтеевки поделилась воспоминаниями - Изображение Фото: Личный архив Веры Ермоленко

Первый объект

Студенческая жизнь быстро пролетела.

«Возможность была поехать работать в Тюмень, Магадан. Я выбрала восточное побережье Камчатки, Олюторский район. Несколько суток ехала поездом до Находки, а там пароходом. Попали в шторм, и девять суток качало нас в море. Приплыли, выходим на берег, стоит мужчина и кричит: „Белгородцы есть?“ Подошла к нему и говорю: „Я из Белгорода“. Оказалось, он тоже родом из Бехтеевки и спрашивает: „А ты знаешь бабу Таньку Колонутуху? Так это моя мать“. Он работал там директором рыбзавода. Выделил мне отдельную комнату в общежитии», — улыбнулась Ермоленко.

Первым заданием в новой должности стало строительство здания электростанции, которая перед этим там сгорела.

«Материалы и рабочие нужных специальностей были, да и у меня энергии хоть отбавляй, свежие знания, поэтому объект возвели за короткое лето. С наступлением холодов строительные работы были прекращены и меня перевели бухгалтером по зарплате. Освоила и эту специальность. Так два с половиной года и проработала на Камчатке — летом на строительстве или на рыбном конвейере, зимой — в конторе», — поделилась героиня.

Нравилась ей местная природа, приветливые и добрые люди, устраивала работа и высокая зарплата. Скучала только по родным, сыну, дому. Написала заявление на отпуск, после которого рассчитывала с сыном вернуться в эти края. Директор тогда сказал: «Мне что‑то подсказывает, не приедешь ты уже к нам».

«Я была твёрдо настроена работать и дальше на Камчатке. Отпуск заканчивался, я потихоньку собирала вещи в обратную дорогу. И тут в гости заехали друзья, которые отдыхали в Сочи в санатории. „Не передумала возвращаться?“ — спросили они. „Обязательно приеду, я уже привыкла там, хоть и морозы 50–60 градусов и метели часто бывают“», — ответила я. Эти слова и стали для меня препятствием на Камчатку, — рассмеялась Вера Сергеевна.

О суровости тамошнего климата услышал её отец и сказал как отрезал: «Сама езжай, а дытыну я не пущу». Не могла она уехать без сына, так и осталась.

«Переслали мне документы, и устроилась в СМУ мастером. Колхозы переходили на узкую специализацию, укрупнялись. Мы строили свинарники в Коротком, овцекомплекс в Ивице, животноводческие корпуса в других сёлах. Одним словом, постоянно в разъездах», — рассказала она.

Оптимистка

Более 14 лет отработала в строительстве Вера Ермоленко. Получала благодарности от руководства, и дело было по душе, но напрягали поездки на объекты.

«В районе начали строить утильзавод, и его начальник Симонов приехал по каким‑то вопросам к нашему директору Шестакову. Зашёл в кабинет, где утром собирались мастера, в разговоре я посетовала, что надоело уже мотаться по сёлам, а он и говорит: „Мне нужны кадры, приходите“. Я поинтересовалась, кто требуется и какой оклад. Нужен был бухгалтер по зарплате с окладом 150 рублей, а в СМУ я получала 120 рублей. Так и перешла на новое предприятие», — неторопливо продолжила рассказ собеседница.

Ермоленко быстро и легко приняла решение.

«И не потому, что искала где‑то выгоды или боялась трудностей. Надо значит надо. И на утильзаводе пришлось работать и бухгалтером, и лаборантом, и диспетчером. Везде к людям надо найти подход. Бывало, кто‑то не выполнит план, переброшу ему излишки от другого, оба получат премии. В основном в коллективе были мужчины, чего греха таить, приходилось разговаривать и на высоких тонах, в их стиле. Знали, к начальству докладывать не пойду, но премию кто‑то может не получить. Поэтому слушались. Пришлось помотаться по районам области и здесь», — поделилась она.

Очередной поворот

Не всё так гладко в жизни, как хочется. Не баловала судьба и героиню повествования. Когда второму сыну исполнилось семь месяцев, умер муж. Было тяжело, горько, терпеливо поднимала ребят на ноги.

«Подрос младший, пришло время идти в школу. Бывало, приеду с маршрута, а ездили и в такие отдалённые районы, как Вейделевка, Ровеньки, а пацан придёт после школы и сидит возле квартиры на коврике или соседка заберёт. Решила искать другую работу и перешла в торговлю. В коопунивермаге предложили экспедитором, но это опять разъезды. Спасибо Лидии Дмитриевне Копниной, которая определила меня продавцом в восьмой магазин, где я проработала пять лет, потом ещё 17 лет в „Ласточке“. Отсюда и ушла на пенсию. У меня 48 лет общего трудового стажа. Предлагают и сейчас поработать на рынке в ларьке. Хватит, всех денег не заберёшь, да и девятый десяток уже», — заключила Вера Сергеевна.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×