Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Баннер — подписка на газету
14:17, 12 марта 2019
 Ольга Гупалова 176

Фамильное гнездо. Дом в Овчаровке запомнил три поколения семьи

Фамильное гнездо. Дом в Овчаровке запомнил три поколения семьиБратья Овчаровы Иван, Фёдор, Егор, Илья. Впереди сёстры Мария и Галина (слева направо)Фото: Архив семьи Овчаровых
  • Ольга Гупалова
  • Письмо в редакцию

Читательница «Ясного ключа» поделилась историей его владельцев.

Село Овчаровка. Большой дом, за ним старый сад. Оба хорошо знакомы мне с детства. Добрые, трудолюбивые хозяева Егор Платонович и Таисия Стефановна покинули его, уйдя в мир иной, их дети и внуки живут в Питере.

Теперь здесь находит приют одиночество, но не всегда — чаще зимой. А как только весна-красна вступает в свои права и сад облачается в свой бело-розовый ароматный наряд, бежит отсюда во все лопатки. Приезжают в родительский дом Владимир и Надежда, сын и дочь покойных хозяев, чтобы навестить могилы родителей, убрать, посадить грядки. В следующий раз, когда приедут в отпуск летом, на столе у них всегда будет свежая зелень.

Семеро по лавкам

Нынешний просторный уютный дом вырос в конце 60-х прошлого столетия вместо маленького, приземистого крестьянского домика. Воспитали в нём Платон Стефанович и Устиния Ивановна Овчаровы семерых детей. Старшими в семье были, как принято говорить в народе, «няньки»: Мария, Галина и Елена, а «ляльками» для них стали их братья: Иван, Фёдор, Илья и Егор. Очень любили Платон и Устя своих детей, неимоверные страдания вынесли в страшный голод 33-го, вырывая их из лап смерти. В трудах и заботах летели годы. Дети росли трудолюбивыми и послушными.

Не успели оглянуться родители — уже дочери на выданье. К радости матери с отцом недалеко увела их судьба. Маруся продолжила род Кривцовых в Клиновце, подарив своему суженому Тарасу четверых сыночков и лапочку-дочку.

Там же, на окраине села, воспитывали сына и дочь Галя с мужем Матвеем.

И только судьба Лёночки, так звали девушку в деревне, горько опечалила родителей. Жених сыскался ей в своём селе, сыграли свадьбу, но вскоре Лена тяжело заболела и, как ни боролся муж за её жизнь, сгорела, как свеча на ветру, так и не успев порадовать его детками, а отца с мамой — внуками. Но особой гордостью Платона Стефановича были сыновья.

Под счастливой звездой

Трое прошли трудными фронтовыми дорогами, как и сам он. Но, видно, родились они под счастливой звездой, и потому все вернулись целы и невредимы, прямо как в известной песне: «Сыновья сидят рядком — к плечу плечо, ноги целы, руки целы — что ещё?»

После войны каждый из них выбрал дело себе по душе. Старшие, как говорил дед Платон, «в науку пошли». Помню, как однажды на закате дня, слегка прищурив искрящиеся радостью глаза, приглаживая роскошные усы, сообщил он собравшимся посудачить у колодца соседям: «Сибиряк письмо прислал, пишет, что этим летом приедет обязательно».

«Сибиряк» и поэт

«Сибиряк» — это сын Иван. Окончил институт и «учительствовал», как объяснял дед, в Сибири, много лет был директором и потому, ввиду отдалённости и занятости, не мог часто навещать свою многочисленную родню, а когда приезжал с женой и двумя дочерьми, ходил дед с сыном по селу важно, выбрасывая впереди себя трость.

Фёдор — особая страница в биографии рода Овчаровых. Родился Фёдор Платонович 2 марта 1924 года. Рос очень любознательным и потому школу посещал с удовольствием. Позже он напишет: «У меня не было плохих учителей. Ни один настоящий учитель плохому не научит». В 1941 году окончил третий курс Корочанского педучилища, а в 1942 ушёл добровольцем в армию, направлен командованием в Куйбышевское военное училище связи. Воевал в Чехословакии, Венгрии, Австрии. Был награждён орденом Отечественной войны II степени, медалями «За взятие Вены», «За победу над Германией». А самую высокую награду — медаль «За отвагу» — получил за уничтожение танкового расчёта противника и захват танка невредимым в качестве трофея.

О своём возвращении и возвращении отца и братьев из страшного горнила войны спустя годы Фёдор написал: «Весною из семьи одной четыре нас фронтовика путём обратным шли домой на пламя огонька. Седая мать и три сестры встречали нас, мужчин, и взялись мы за топоры, за избяной почин».

Но зов его души не угас. В 1951 году окончил Фёдор факультет языка и литературы Харьковского учительского института, чуть позже — вечерний политико-экономический университет. Преподавал в школах г. Шебекино и Шебекинского района. Воспитал с женой Дашей четверых детей. Его трудовой стаж — более 45 лет. Но в душе он всегда был поэтом. Его замечательные, проникновенные стихи публиковались в журналах «Москва», «Звонница», сборниках «Приметы», «Слово бойца» и др., в центральных газетах. Вышли книги стихов «Солнечные дали» и «Тревожные зори». В этом году Фёдору Овчарову исполнилось бы 95 лет.

Ещё два сына

Илья Платонович навещал отца чаще. Жил он в Белгороде, работал водителем, воспитал троих детей.

А вот младший, Егор, как гласит народная мудрость, где родился, там и пригодился. Отдав четыре года службе в береговой охране, прожил свои без малого 80 лет в родном селе. С отцом срубили новый дом, поставили вместительный сарай для домашней живности.

Овдовевший к тому времени дед Платон жил в семье младшего сына, как исстари велось на Руси. Помогал по хозяйству, в огороде, присматривал за внуками — Володей и Надей, радовался, когда приезжали «городские». Но были у него ещё два детища: посаженный в молодости сад и пасека. Яблони и груши были у него разных сортов и сроков созревания. Обрезку, окулировку делал всегда вовремя, чтобы урожай был обильней.

Тщательный уход за пчелой приносил мёд. Своё «пчелиное ремесло» передал он сыну Егору и внуку Николаю, младшему сыну дочери Марии. Достигнув преклонного возраста и уже не имея сил помогать, наденет, бывало, дедушка Платон пиджак старинного покроя с большущими карманами, наберёт в них яблок, груш, сядет на скамейку и угощает всех, кто бы ни шёл мимо. Очень любил угощать он и общаться. Только вот с общением была проблема: плохо слышал.

Добрая память

Егор Платонович трудился на колхозной ферме, а жена Таисия Стефановна — в звене свекловичниц. Помню, уходила она на поле с одной тяпкой, а возвращалась в обеденный перерыв с целой охапкой: знали её «коллеги по цеху», что тяпки, отбитые и наточенные дядей Егором, отличаются остротой и дольше не тупятся потому, что делал он всё на совесть и безотказно. Вряд ли нашёлся бы кто из односельчан, кому отказал бы он в помощи или совете: косу подладить, конным плужком огород вспахать или же просто подсказать, где лучше вырыть погреб или поставить сарай.

А тётя Тая?! Вкус и аромат её мочёных яблок ощущаешь так, словно угощала она ими ещё вчера. Был у неё какой‑то свой рецепт. Сохраняли они цвет и вкус дольше обычного. А куличи! Пекла их и к Пасхе, и к приезду детей на каникулы, а годы спустя — в отпуск. Приезд этот был настоящим долгожданным событием.

Вечный зов

Теперь же, приезжая два-три раза в год в родительский дом, Надя говорит: «Ни за что не продадим дом. Едва переступаю порог, испытываю такое чувство, как будто родители где‑то рядом и вот-вот войдут. Чтобы ни стала делать во дворе, ощущаю их одобрение». «Кошу траву в саду и словно слышу папин голос: «Молодец, не разучился», — продолжает Володя. И каждый раз, когда приходит пора возвращаться в Северную столицу, Владимир Егорович и Надежда Егоровна говорят соседям, друзьям, знакомым: «Собирайте урожай в саду, вспоминайте наших ушедших родителей». А сад, словно вторя доброте и щедрости своих хозяев, несмотря на свой вековой возраст, ещё обильно плодоносит, и вместе с ним в палисаднике перед домом под тяжестью плодов сгибают ветви до самой земли две райские яблоньки, посаженные Платоном Стефановичем в 1915 году в честь рождения первой дочери Марии.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×