Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
14:43, 23 октября 2019
 96

Лёлька конопатая. Анатолий Комаристов представил корочанцам новый рассказ

Лёлька конопатая. Анатолий Комаристов представил корочанцам новый рассказФото: pixabay.com
  • Письмо в редакцию

Своим произведением с жителями района поделился постоянный читатель и автор «Ясного ключа», номинант национальной литературной премии «Писатель года – 2014», «Писатель года – 2016», «Наследие», премии имени Сергея Есенина «Русь моя».

Она появилась в нашем классе 1 сентября. Высокая, около двух метров, как баскетболистка, на две головы выше всех, огненно-рыжая и с крупными веснушками.

Девочку привела классная руководительница Ольга Владимировна Зубова, которая рядом с ней казалась первоклассницей. После взаимных приветствий учительница сказала:

«Ребята! Это новая ученица. Зовут её Елена, фамилия — Деревякина. Она приехала из Шебекино. Надеюсь, что вы примете Лену в свой коллектив и будете дружить. Прошу вас помогать ей осваивать программу и готовиться к выпускным экзаменам. Она долго болела и по некоторым предметам ей будет нужна ваша помощь. Решите, кто из вас и по какому предмету будет шефствовать над Леной».

Классная рассказала, что Лена долго лечилась в больнице и санатории. Какая болезнь была у девочки, Ольга Владимировна не сказала.

Как только учительница замолчала, с последней парты донёсся громкий шёпот:

— Лёлька конопатая…

Все хорошо знали, что это произнёс «специалист по прозвищам» Васька Дебелов. Классная, обычно всегда реагировавшая на его реплики, на этот раз промолчала.

Староста

Через несколько дней Ольга Владимировна предложила нам избрать старосту класса. Формально он был таким же учеником, как все, но учителя считали старосту своим помощником. На собрании она предоставила нам право самим решать, кто будет старостой класса.

«Ребята! Вы уже давно знаете друг друга, и я надеюсь, что старостой будет один из успевающих учеников, умеющий хорошо организовывать классные мероприятия. Не торопитесь, подумайте спокойно. Лично я вам никого в старосты навязывать не собираюсь», — сказала учительница.

Несколько минут в классе стояла полная тишина. Мы сидели молча, устремив взгляд в парту, думая, как избежать этой участи, а потом опять откуда‑то с камчатки тихо прозвучало:

«Предлагаю Лёльку конопатую».

На этот раз учительница погрозила Ваське пальцем и сказала:

— Дебелов! Прекрати свои шуточки! У девочки есть имя и фамилия. Ты всё понял? Или мне опять надо приглашать в школу твоих родителей?

— Понял! Больше не буду. Не приглашайте никого, — проскулил Васька.

Других кандидатур никто из нас не предложил. Хотя что может представлять собой новенькая ученица, мы не знали. Слышали только, что она хорошо училась. А какими организаторскими способностями обладает и как будет общаться с нами, не представлял никто.

Сработал принцип: «Выбери меня, но только не меня». Мы единогласно согласились с Васькиным предложением, подняв руки. Классная тоже не стала предлагать другую кандидатуру, но сказала:

— Вы учитесь вместе много лет, а голосуете за девочку, которую видите впервые. О своём выборе потом жалеть не будете?

— Нет! — дружно прозвучало в ответ.

С высоты своего роста

Так Лёлька стала хоть небольшим, но начальником в нашем классе. С одноклассниками она вела себя обычно. Иногда, когда малыши начинали баловаться на переменах, могла, как старшая по возрасту, успокоить шалунов лёгким подзатыльником, глядя на них с высоты своего роста. Но на неё никто не обижался.

Несмотря на два с лишним года пребывания на больничных койках, Лелька училась отлично. Она влилась в наш небольшой коллектив как‑то незаметно и сразу. Класс и школа приняли её. А когда на спортплощадке во дворе школы Лёлька стала показывать чудеса во время игры в волейбол и, особенно, в баскетбол, она в наших глазах стала кумиром.

Готовиться вместе

Прошла довольно тёплая и малоснежная зима. Незаметно растаял снег, появилась зелень, расцвели сады. Прозвенел последний школьный звонок, и мы начали активную подготовку к выпускным экзаменам. Васька с друзьями сумел каким‑то образом добыть экзаменационные билеты по всем предметам. Как ему это удалось — сказать трудно. Говорили, что билеты хранились в сейфе у завуча.

На классном собрании Лёлька внесла предложение готовиться к экзаменам не каждому ученику самостоятельно, а всем вместе. Якобы в школе, где она училась до болезни, этот метод себя оправдал. И твёрдо, отделяя каждое слово, сказала:

«Забудьте о шпаргалках, если вы пользовались ими раньше. Никаких формул на бедре выше колена, „гармошек“ под резинкой чулок. Экзамены будем сдавать только честно! Не надо обманывать самих себя и учителей. Проскочите здесь — провалитесь в институтах…»

Лёлька пояснила, что это будет не просто зубрёжка материала, а творческий процесс, когда можно спорить, обсуждать ответы, выбирая правильный, исправлять ошибки других.

Мы все согласились попробовать новый метод подготовки к экзаменам. Каждый день весь класс собирался в саду. Лёлька доставала из портфеля пачку билетов, тасовала их, как колоду карт, и раскладывала на одеяле. Мы по очереди тянули билеты и после подготовки начинали отвечать на вопросы. Все учебники были всегда рядом, но Лёлька не разрешала ими пользоваться. Иногда разгоралась бурная дискуссия, но истину в конце концов находили.

Лёлька тоже тянула билет и отвечала на вопросы. Такая методика подготовки к экзаменам всем понравилась. Казалось, что мы стали чувствовать себя гораздо увереннее в своих знаниях.

У бывшей мельницы

Но лето в тот год было жарким, и кто‑то предложил перенести подготовку к экзаменам на берег речки Корочи. Назвать этот грязный ручей рекой ни у кого язык не поворачивался. Заросший камышом берег, илистое дно, заросли крапивы, масса коряг, отсутствие хотя бы небольшого пляжа с песком вызывали желание быстрее уйти оттуда. Кроме того, пастухи в полдень обязательно пригоняли стадо коров на водопой, которые, спасаясь от оводов, тоже шли в воду, превращая ручей в грязное болото.

Выход нашёл Васька. Он сказал, что выше по течению реки когда‑то была водяная мельница с большим водохранилищем, где можно поплавать в чистой воде без коров, полежать на песке. Но идти к старой мельнице вдоль реки надо было минут двадцать, а может быть, и больше. Посовещавшись, мы решили отправиться туда. После того как в городе у подножья Белой горы построили мелькомбинат, водяную мельницу постепенно разрушили. Старый мельник давно умер. Металлические детали растащили умельцы. Только в траве валялись большие неподъёмные жернова.

Большой и чистый водоём, подававший когда‑то воду на колесо мельницы, остался. Добравшись по ужасной жаре до мельницы, все попадали на траву, ожидая дальнейшей команды Лёльки. Она объявила:

«Всем купаться ровно двадцать минут, а потом будем заниматься».

Уговаривать нас не надо. Через минуту все оказались в воде. Но перед этим Васька, хорошо знавший этот водоём, громко прокричал:

«Слушайте все! И не говорите, что вы не слышали! На тот берег к ивняку ни в коем случае не заплывать. Там омут! Засосёт за одну минуту. Всё понятно? Повторять не надо? В прошлом году там мужик утонул. Поспорил с дружками, что нырнёт в этот омут, и утонул — запутался в водорослях и корягах. Правда, был слегка пьяный».

Спасение утопающего

С плотины омут был хорошо виден. Под кустами ивняка вода образовывала довольно большую и глубокую спиральную воронку и уходила куда‑то вглубь, как в чёрную дыру. Уставшие от жары, все бултыхались у песчаного берега, не рискуя заплывать далеко и тем более в сторону воронки.

Как там оказался Ванюшка Ширин, никто не заметил. Плавать он умел только по‑собачьи, да и то около берега. Первой крик Ванюшки: «Помогите!» услышала Лёлька. Она лежала на горячем песке на берегу. Мгновенно поднявшись с песка, нырнула в воду и быстро поплыла в сторону ивняка. За ней в воду прыгнул Васька. Голова Ванюшки то показывалась на поверхности воды, то вновь исчезала в глубине воронки. Нырнув в водоворот, Лёлька оторвала Ванюшку от опутавших его водорослей и, вынырнув из пучины, поплыла на спине к берегу, держа одной рукой его голову над водой. Васька помогал Лёльке, поддерживая Ванюшку за ноги.

На берегу Лёлька и Васька откачали из него воду. Очистили нос, рот от ила и грязи и уложили на траву, положив под голову его одежду и большой пучок травы. Ванюшка тяжело задышал, закашлялся. Нас, пытавшихся давать советы, что надо делать ещё, предлагавших вызвать скорую помощь, Лёлька прогнала:

«Не умеете оказывать помощь утопающему, так смотрите, как это делается, и не мешайте. Какая скорая помощь и когда она сюда приедет?! Кто и как её вызовет? Самим придётся добираться домой. Ваня! Ты сможешь идти сам? Или мы понесём тебя на руках?»

Ванюшка ещё долго приходил в себя. Постепенно он порозовел и даже пробовал улыбнуться.

«Пожалуй, дойду. Это надо же, наглотался столько воды! Хлестала, как из пожарного шланга», — сказал мальчик.

Когда‑то к мельнице вела просёлочная дорога, но сейчас по ней ездили крайне редко. Нам повезло. Из ближнего к мельнице села в сторону города по дороге ехал старичок на телеге. Лёлька побежала к нему навстречу, что‑то говорила дедушке, показывая рукой в сторону мельницы, и телега свернула к водохранилищу.

Ванюшку отвезли в больницу. Его осмотрел дежурный врач, успокоил и похвалил нас за правильное оказание помощи утопающему. Обращаясь к Ванюшке, сказал:

«Водолазом, наверное, будешь! Отведите этого пловца домой. В больнице ему делать нечего».

О наградах

Когда мы рассказали директору школы обо всём, он для начала хорошо отругал нас, а потом заявил:

— Завтра же я отправлю в облоно представление о награждении Деревякиной медалью «За спасение утопающих». Молодец, Лена, что не растерялась и не дала Ширину утонуть. Спасибо. Кто тебе ещё помогал в тот момент?

— Вася Дебелов, — ответила Лена.

— А его наградим ценным подарком.

Через некоторое время медаль привезли в школу. В актовом зале собрались ученики школы, родители. Смущённая Лёлька сидела на сцене рядом с директором школы, своими родителями, отцом и мамой Ванюшки, а с другой стороны сидел Васька Дебелов с отцом. Во время выступления директора Васька наклонился к Лёльке и тихо прошептал:

«Ты прости меня за „Лёльку конопатую“, что я когда‑то сказал», — и пожал ей руку.

Лёлька молча кивнула головой и улыбнулась. Директор прикрепил медаль к белой блузке Лёльки, вручил большой букет цветов и расцеловал её. Для поцелуя Лёльке пришлось основательно наклониться.

Родители Ванюшки, ученицы не только нашего класса дарили Лёльке цветы, а мама Ванюшки плакала и обнимала Лёльку. Васька получил ценный подарок — фотоаппарат ФЭД. Аппарат был заряжен, и Васька тут же начал фотографировать всех подряд. Раскрасневшаяся Лёлька смущалась, благодарила всех и тоже заплакала — то ли от большого внимания к ней, то ли от радости, что они с Васькой спасли Ванюшку.

Анатолий Комаристов

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×