Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
14:09, 13 июля 2020

В родовом поместье. Как супруги из Корочанского района продолжили семейные традиции

В родовом поместье. Как супруги из Корочанского района продолжили семейные традицииСупруги СтукалоФото: Иван Жуков
  • Статья

Пара живёт на обжитой усадьбе уже много лет.

Анна Григорьевна и Иван Никифорович Стукало познакомились в сельском клубе после войны. Четыре года переписывались, а в 1956 году и сыграли свадьбу. Их крепкая, дружная семья получила продолжение в трёх детях, шести внуках и трёх правнуках.

Беда в каждом доме

Война воскрешается в памяти супругов Стукало отдельными эпизодами. В то суровое время они были детьми. Враг бесцеремонно относился к населению на оккупированных территориях.

«Когда немцы шли через село, они жили и в нашей хатёнке. Помню, пол был устлан толстым слоем соломы и фашисты на ней спали. А нам и ютиться негде было пятерым, бабушка, мама и нас трое детей», — рассказала Анна Григорьевна.

Отчётливо и сейчас всплывает в памяти женщины надрывный и противный гул вражеских самолётов, пролетавших часто большими группами, как тогда казалось, прямо над домом. Дети различали немецкие и советские самолёты и по звуку, и по внешнему виду. 

Навсегда запомнился день, когда угоняли молодёжь в Германию. Все селяне собрались у сельсовета, где парни и девушки ждали своей участи. А оккупанты организовали что‑то вроде праздника. Играла гармошка, полицаи заставляли людей петь и плясать. Родным не до веселья было, отправляли ребят и девчат в неизвестность. 76 юношей и девушек из Анновки фашисты увезли в Германию на принудительные работы.

«Помню, люди плачут, а полицаи смеются, радуются. Многое мы, дети, тогда ещё не понимали, а в душе всё равно злость копилась», — дополнил воспоминания жены Иван Никифорович.

Чужой дядька

В многодетной семье корочанки из шестерых детей трое довоенных. Сама Анна родилась в 1935-ом году, сестра в 1936-ом, а самая младшая родилась в 1941-ом, когда отец был уже на фронте. Воевал он под Смоленском, там был взят в плен и практически всю войну провёл в концлагерях. Когда их освободили, он попал на строительство химического комбината в Сумгаите. После отец без слёз не мог вспоминать о лагерных годах, с пытками, издевательствами, изнурительными работами.

«В 1947 году, летом, после уборки зерновых мы пошли собирать колоски. Тогда это считалось воровством, а есть хотелось всем. Приходим домой, а нас встречает чужой дядька, хватает нас на руки, целует, прижимает к себе, смеётся, радуется. Мы не можем понять ничего, ведь папу не видели семь лет, а младшая сестрёнка вообще о нём не знала. Хотя мы очень ждали этого момента и каждый день в детских разговорах обязательно заводили тему о возвращении отца», — поделилась Анна Стукало.

Из семьи отца Анны Григорьевны воевало пять братьев, а вернулись двое. Воевал и свёкор. Он служил поваром и рассказывал, что когда налетали немецкие самолёты, то в первую очередь старались разбомбить полевую кухню. Потому её тщательно маскировали, но всё равно осколков доставалось и поварам.

Голод

«Пережили многое. А голод какой в 47-м был. Тогда много ходило по сёлам просивших милостыню. Послала меня бабушка Акулина за щавелем, из которого пекли лепёшки. Вышла я со двора и жую такую травяную еду. Смотрю, по улице идёт мужчина. Увидел у меня в руках лепёшку и готов был глазами её съесть, видно было, что очень голодный. Он попросил у меня выпечки, а я не поделилась с ним. И не потому, что жалко стало, просто сама не знаю, как так получилось. Но всю жизнь не выходит у меня из головы та встреча с голодным человеком, его умоляющие глаза. Душа болит и по сей день» — призналась Анна Григорьевна.

Трудно в то время пришлось всем. Однако на улице, где жила женщина, от голода никто не умер. Ту пору помог пережить двоюродный брат матери. Его семья жила напротив. Пока он воевал, его мать умерла, а их «хатёнка» развалилась. Он остался без крова, поэтому перебрался в дом двоюродной сестры. Дядя Анны Григорьевны состоял в партии и работал в колхозе «Новый путь» бригадиром. Ему давали вроде пайка по пуду муки на месяц. Из неё в смеси со щавелем семья делала нехитрую выпечку. Ещё была сталинская помощь. Тем и спаслись от голодной смерти.

Первая учительница

Уроженец села, штатный военнослужащий Дмитрий Беспалов одним из первых встретил врага. Жену с маленьким ребёнком он отправил подальше от фронта к родным в Анновку. Но не удалось молодой женщине избежать оккупации. Пока фашисты хозяйничали на анновской земле, она, городская жительница, трудилась вместе с другими селянами, выполняя различные сельхозработы. Когда освободили территорию от врага, Елена Беспалова стала учить детей грамоте. В классе было 30 человек, и всем у неё хватало внимания, ласки, заботы.

«Первой учительницей у меня была Елена Михайловна, жена нашего знаменитого земляка Дмитрия Васильевича Беспалова. Была добрейшая женщина. В школу мы ходили за полтора километра, бывало, придём зимой, замёрзнем. Она каждого из нас по‑матерински отогреет, пожалеет. Одежда была тогда какая, у многих старая, изношенная, писали на листочках, о тетрадях и не мечтали, но учились», — вспомнила Анна Стукало.

Анна Григорьевна поменяла три школы, прежде чем получила среднее образование. До четвёртого класса училась в Анновке. В пятый-седьмой классы ходила в Мальцевку, а восьмой-десятый заканчивала в Великомихайловке. Школьникам снимали квартиры, и они учились. На летних каникулах дети работали в колхозе по наряду, добавляя родителям трудодней. Анну брал в помощники отец. Он на волах пахал, косил хлеба, а дочь была погонщиком.

Денег не хватало, и не у всех получалось отправить детей учиться. , дети дома много помогали родителям. Так было у Ивана Никифоровича.

«Я в пятом классе много занятий пропустил, не до учёбы было. Мать пошла к учительнице и попросила, чтобы не ругали меня. После семи классов пошёл работать в МТС, в Великомихайловке она была. Там отучился на тракториста» — рассказал супруг.

Судьбоносная встреча

Прицепиловский сельский очаг культуры собирал молодёжь со всей округи, во многих населённых пунктах клубов тогда не было. С подружками пришла туда и Аня Гайдаш, тогда ещё школьница. Приглянулась она местному пареньку Ивану Стукало, пришедшему со срочной службы в первый свой отпуск. В морской форме статный матрос обратил внимание на шуструю девчонку, исподтишка бросавшую на него заинтересованный взгляд.

«Вот встретила этого красавца и осталась навсегда здесь. Мы знали друг друга со школы, но как‑то внимания не обращали. Он ведь старше меня и поглядывал на девчат постарше. А тут я подросла, и, наверное, так судьбе угодно было нас свести вместе. Стал он меня провожать, на велосипеде катал. Тогда такой транспорт был, примерно как сегодня какой‑нибудь шикарный джип», — со смехом рассказала корочанка.

Закончился у матроса отпуск, он продолжил служить. Анна училась в школе, и переписывались влюблённые четыре года. Иван ещё приходил в отпуск, встречались.

Свадьба

После демобилизации вернулся Иван Стукало в родовое поместье и устроился механизатором в Великомихайловскую МТС. Здесь трудились и два его дяди. Как водится, пришла пора серьёзно задуматься и о семейном очаге, к тому же и невеста дождалась со срочной службы. В 1956 году сыграли Иван и Анна свадьбу, создав крепкую, дружную семью, которая получила продолжение в трёх детях, шести внуках и трёх правнуках.

«Ой, тогда застолье было скромным, но шумным и весёлым. На свадьбу собиралось народа много, придерживались старинных обрядов. Дарили чулки, ситец, одеколон» — вспомнила Анна Григорьевна.

На своей земле

Летом техника машинно-тракторной станции работала в колхозах, а зимой её перегоняли в мастерские для ремонта и технического обслуживания. За дисциплиной на предприятии следили строго, на проходной выдавали талоны, которые сдавались по окончании рабочего дня.

«Механизаторы постарше снимали в Михайловке квартиры, а я каждый день ходил домой. Бывало, ещё и с мешком харчей для тех, кто жил на квартирах. В основном родные им передавали по буханке хлеба, куску сала да варёных яиц. В пять утра должен был выходить, чтобы успеть к восьми часам», — поделился воспоминаниями глава семейства.

Молодому Ивану и холод, и метель были нипочём. А когда объединили районы и передали технику в колхозы, в Прицепиловке создали тракторную бригаду. Тут, на своей земле, Иван Никифорович проработал на тяжёлых тракторах всю жизнь, отсюда ушёл на пенсию.

Не соблазнились на чужбину

«У мужа родной дядька жил в Запорожье и работал начальником отдела милиции. Как приедем к нему в гости, он всегда предлагал нам переехать туда, обещал хорошую работу нам обоим, — вспомнила Анна Григорьевна. — С первого раза Иван наотрез отказался, он и слышать не хотел об отъезде из Прицепиловки. 

После окончания школы Анну Григорьевну с подругой Евдокией Ивановной Калашник отправил колхозное руководство на курсы учётчиков. Прошла их при Михайловской МТС. Тут же вышла замуж.

«Потрудиться довелось в колхозе везде. Полола бураки, ходила по наряду, робыла заведующей фермой, завтоком, а потом перешла продавцом в местный магазин», — рассказала женщина.

В общей сложности у Анны Григорьевны 20 лет колхозного стажа и 22 года в торговле. Домашнее хозяйство супруги всегда держали большое, везде успевали, а теперь признаются, что уже силы не те, немного птицы да огород.

«Но ничего, жизнью довольны. Радуемся детям, внукам, правнукам», – подытожили супруги.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×