Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
08:19, 29 сентября 2020

С чистого листа. Как обустраивали свой быт в Корочанском районе украинские семьи

С чистого листа. Как обустраивали свой быт в Корочанском районе украинские семьиФото: Администрация Корочанского района
  • Статья

Они поделились своими историями с читателями «Ясного ключа».

Неблагоприятная экономическая и политическая ситуация на Украине вынудила многих её жителей покинуть родину и искать счастья в России. В этом материале — истории трёх украинских семей, несколько лет назад поселившихся в корочанском селе Алексеевка. От первого лица они рассказывают о том, трудно ли было создавать новые семейные очаги.

«Да вы посмотрите на село!»

Роман Белокобыленко. Я родился и вырос в Изюмском районе Харьковской области. Окончил 11 классов школы, отслужил в армии, устроился на работу, которая была связана с электрификацией железнодорожных путей. Часто приходилось ездить в командировки по городам России, и в начале 2000‑х в Волгограде познакомился с будущей супругой Ольгой. Уехали в город Мерефа Харьковской области, где прожили 14 лет.

Проблемы начались после смены власти на Украине. Ждали и надеялись, что всё нормализуется, но становилось только хуже. Значительно поднялись цены, начались призывы в армию. Доходило до того, что молодых мужчин хватали прямо на автобусных остановках. Мне тоже не раз присылали повестки, несмотря на то что срочную службу я давно отслужил. Воевать на Донбассе желания не было, жена долго оформляла необходимые справки о том, что я отец троих детей и единственный кормилец. Решили, что пора уезжать из страны, потому что ни для нас, ни тем более для наших детей будущего мы не видели: в 2015 году недорого продали дом и перебрались в Россию.

Сначала искали жильё в Белгороде. Импонировало то, что город чистый, имеет развитую инфраструктуру, да и мои знакомые, переехавшие сюда до нас, хвалили регион. Порадовали местные дороги: когда мы выезжали за пределы Белгородской области, складывалось впечатление, что дороги заканчивались. Однако по деньгам, которыми располагали, нашли подходящий дом только в Алексеевке. Село очень понравилось — во‑первых, территория благоустроенная, во‑вторых, школа, детский сад, магазины в шаговой доступности.

Нам повезло. Так как Ольга была гражданкой России, оформление документов на дом не заняло много времени. И дети благодаря этому обстоятельству гражданство получили уже через полгода. А я постепенно собирал необходимые справки, оплачивал госпошлины и сначала получил вид на жительство, а в 2020 году стал полноценным гражданином России. Бумажная волокита не обременяла, не осложняла жизнь на новом месте. С самого начала настроился на то, что придётся запастись терпением, поэтому, когда приехали в Алексеевку, заявил о себе, подготовил и сдал нужные справки и в назначенные дни просто получал требуемые документы. Всё шло своим чередом.

На первом этапе трудности были финансовые. Открыли ИП, торговали всякой мелочовкой из домашнего обихода, но бизнес не пошёл, и мы вынужденно закрылись. Стал оказывать услуги по сантехнике, отоплению, скважинам. Работать приходилось много, потому что мы ещё и строились. Дело в том, что на нашем участке находилось два дома: один маленький, обитый железом, второй недостроенный, вернее, одна коробка. Мы его доделали и ввели в эксплуатацию как жилой, а из другого сделали летнюю кухню. Сейчас намного легче. Заключил с одной фирмой договор на оказание услуг по сантехнике. Работаю потихоньку. Опять планирую открыть ИП.

 

С чистого листа. Как обустраивали свой быт в Корочанском районе украинские семьи - Изображение Фото: Архив семьи Белокобыленко

Мы с женой благодарны тем людям, которые нам помогали обустраивать быт в Алексеевке. Среди них глава администрации Алексеевского сельского поселения Оксана Солдатова, всегда откликавшаяся на любые наши просьбы и трудности. Да вы посмотрите на село! Оно просто великолепное! Когда приехали сюда, не так была развита территория, а сейчас и центр красив, и зелени стало больше. В общем, глава на своём месте. Я до сих пор общаюсь с некоторыми знакомыми с Украины, они думают, что наше село — это резиновые сапоги, что, приехав сюда, они столкнутся с множеством неразрешимых проблем, связанных с приобретением жилья. Наш пример показателен.

Пять лет прошло с момента переезда в Россию. Нисколько не жалеем и даже уверены в том, что надо было ещё раньше сделать этот шаг. Удивляемся иногда негативным мнениям россиян в социальных сетях, ругающих власть. Им не с чем сравнивать. А мы по‑настоящему знаем, что такое хорошо и что такое плохо. Наша дочь, к примеру, посещает парашютно-десантный клуб «Голубые береты» при Корочанской школе ДОСААФ. Бесплатно! Хотя мы знаем, что прыжок с парашютом стоит немалых денег, что клуб надо на что‑то содержать. Это здорово. А когда не платят зарплату, когда не хватает средств для оплаты коммунальных услуг, как было в прежней жизни, — это плохо.

Кстати, дети освоились в России быстро. Единственная трудность — небольшая путаница с языками. Некоторые звуки в русском и украинском языках разнятся по произношению, но с этим ребята справились быстро.

Не скучаю по Украине, несмотря на то что у меня там остались родители и брат. Надо жить настоящим и будущим, а прошлое пусть остаётся в прошлом. О родине напоминают три кота и две собаки, которых мы перевезли в Алексеевку. Вместе нам хорошо здесь и сейчас. Главное — не унывать, и всё будет хорошо.

Что такое хорошо

Екатерина Фисун. С мужем Александром и маленьким сыном Радомиром мы жили в Харькове. Саша работал инженером, всё складывалось неплохо до тех пор, пока в стране не началась заварушка из‑за смены власти. Наполовину снизились зарплаты, и наоборот, резко подорожали коммунальные услуги. Решение уехать приняли одним днём: выставили дом на продажу, собрали необходимые вещи, сели в автобус и отправились в Белгород.

Выбор места был не случаен. У меня папа из Старого Оскола, и я часто приезжала к нему в гости из Харькова. Регион очень нравился — чистый, ухоженный, комфортный, поэтому мы посчитали, что нам здесь будет удобно. Сняли в Белгороде квартиру. Так как у нас не было тогда разрешения на временное проживание, трудоустроиться не могли. Саша работал частным порядком не по специальности. Ребёнка оформили в платный детский сад по той же причине.

В областном центре прожили два года. Тяжело было. Всё это время стояли в очереди на квоту для получения РВП. Потом продали наконец квартиру в Харькове и решили покупать собственный дом. Выбирали жильё по деньгам, и самым подходящим оказался дом в селе Алексеевка. Да и муж примерно в это же время нашёл работу поблизости — в «Мираторге», причём по своей специальности.

Здесь хорошие школа, детский сад, дороги, великолепное транспортное сообщение — каждые полчаса-час до Белгорода и Корочи ездят маршрутки. Мы обосновались в Алексеевке в конце 2018 года, приступили к ремонту дома, получили разрешения на временное проживание, позже — вид на жительство и сразу же подали документы для получение гражданства. Через три месяца, надеюсь, станем полноценными гражданами России.

С чистого листа. Как обустраивали свой быт в Корочанском районе украинские семьи - Изображение Фото: Архив семьи Фисун

Сложности всегда были и есть. Много сил и средств ушло на сбор и оформление разных справок. Однажды от отчаяния едва не бросили всё и не уехали обратно на Украину. Бесконечные очереди, обивание порогов разных учреждений, оплата госпошлин — всё это порой выбивало из колеи. А ещё надо деньги как‑то зарабатывать. Но потом вспоминали с Сашей, как жили в последние годы в Харькове, где не находили никаких перспектив ни для себя, ни для детей, и снова шли вперёд. Там война была, боялись за сына, а в России есть куда расти, да и армия надёжная — за детей не страшно.

Мы благодарны алексеевцам за помощь. Когда купили дом, неправильно его оформили — только на одного человека, а надо было на двоих. И так получилось, что из‑за этого я не могла прописать в доме мужа. И нас, посторонних людей, временно зарегистрировали у себя местные жители. Бесплатно. Потом, конечно, выписались, оформили вид на жительство, но сам факт такого добродушия порадовал. Местная власть тоже всегда шла навстречу, помогала решать бытовые вопросы, в том числе с приёмом сына в детский сад. Спасибо им всем.

Муж доволен. Работает по профессии, зарплата день в день, уже делает шаги по карьерной лестнице. Даже не верится, что такое возможно. На Украине зарплата всегда была непредсказуемой. И сейчас есть трудности, тем более четыре месяца назад у нас родилась дочь Мира, однако у нас теперь есть возможность и ремонт делать, и деньги откладывать, и жить нормально.

Ни разу не пожалели о том, что четыре года назад сорвались с насиженного места и приехали в Россию. По Харькову, правда, скучаем немного, всё‑таки это огромный город, в котором мы родились и выросли, но назад дороги точно нет. Хотим со временем и маму сюда перевезти, она ведь внучку свою, родившуюся в Алексеевке, ещё не видела.

Мы купили здесь два участка, хотим построить дом для сына. Силы есть, условия позволяют. Думаю, что в ближайшие 5–10 лет сделаем. Пока всё идёт по плану. С нетерпением ждём получения гражданства. Это будет большим событием в нашей жизни. Долго и трудно шли к цели, я даже с маленькой Мирой ездила в Москву в посольство Украины, потому что срочно нужен был один документ, а границы с Украиной уже закрылись. Главные испытания уже позади.

Доказывал право на жизнь

Артём Товстоган. Из Харькова в Белгородскую область я приехал осенью 2014 года. Супруга Наталья с ребёнком осталась на Украине, пока я искал здесь работу и жильё. Недолго пожил у родственников в Разумном, а потом оказался в Алексеевке. Здесь и решили начинать всё с начала, о чём ни разу не пожалели.

В марте 2015-го купили и оформили дом. Не на меня, конечно, и не на супругу, так как в то время мы являлись гражданами Украины. Родственники помогли. Чудом устроили ребёнка в детсад. Наталья обратилась в районное управление образования, и через пару недель дочь уже ходила в садик. Разрешили, несмотря на то что у нас не было разрешения на временное проживание.

Раньше, чтобы получить РВП, нужны были родственники первой линии — мама, папа, сын, отец, живущие на территории России, да и разрешения давали тогда лишь жителям Донецкой и Луганской областей. Чтобы иметь законную возможность жить и работать, я оформил в миграционной службе патенты на себя и супругу, которые позволяли иностранным гражданам официально трудиться на территории России.

Работал на стройке. В первый год очень было тяжело. Когда жена устроилась на работу, стало немного легче, но денег всё равно не хватало. Ещё и старый дом, который мы купили, нуждался в ремонте.

С чистого листа. Как обустраивали свой быт в Корочанском районе украинские семьи - Изображение Фото: Архив семьи Товстоган

История с патентами продолжалась больше года. И так как назад дороги не было, я штурмовал все органы власти, ездил в областную и районную администрации, доказывая всем, что хочу жить в России. Но дело сдвинулось с мёртвой точки, когда президент России подписал указ о выделении дополнительных квот на получение РВП: Белгородской области досталось 2 000 таких квот, Корочанскому району — 40. Дело в том, что я стоял в очереди на получение РВП, мой порядковый номер значился примерно на отметке 16 400, а в год давали 2 000 квот. Можно подсчитать, когда бы мы дождались разрешения. В общем, в 2016 году я и Наталья получили заветные РВП.

Стало ещё легче, потому что мы перестали платить за патент. Жена устроилась в Белгороде в швейный цех, руководство пошло ей навстречу и разрешило работать дома. В сентябре прошлого года мы получили наконец гражданство. Я по‑прежнему работаю на стройке, а Наталья сейчас в декрете: у нас родилась вторая дочь.

Психологически и финансово чувствуем себя нормально. Живём хорошо, с соседями дружим, село очень нравится. Тяжело было раньше, когда я болел и не мог выходить на работу, когда приходилось трудиться в двух местах. Но мы понимали, что будет трудно, шли к цели постепенно. Есть ли планы? Купил участок напротив села Сороковка, буду строить дом, у меня ведь две девочки.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×