Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
09:00, 11 августа 2018

Трудный путь школьного директора. Как Николай Рядинский нашёл своё место в жизни

Трудный путь школьного директора. Как Николай Рядинский нашёл своё место в жизниНиколай Петрович — страстный поклонник художественной литературы, которая помогает переосмыслить исторические события и фактыФото: Иван Жуков
  • Новость

Педагог из Бубново посвятил народному образованию не один десяток лет.

Отличник народного просвещения, ветеран педагогического труда Николай Петрович Рядинский считает своей малой родиной тихое и уютное село Бубново, хоть и родился он в украинском городке Константиновка. Семья по тем меркам зажиточных крестьян бежала в шахтёрский край от раскулачивания в конце 20-х годов.

Возвращение домой

«Мои родовые корни здесь, в Бубново. Было такое время, когда лошадь, корова, овцы или поросята да несколько десятин земли считались богатством. Не стали родители дожидаться, когда придут силой изымать скотину и то, что считалось излишеством, и, оставив дом и хозяйство, уехали в Луганскую область на шахты», — начал рассказ Рядинский.

Когда фашисты оккупировали Донбасс, Николаю было четыре года. Потому подробностей того периода жизни он не помнит, лишь отдельные незначительные отрывки смутно всплывают в памяти.

Немецкий комендант Константиновки издал документ, которым предписывалось всем, кто не считался коренным жителем, немедленно выехать из города. Мужчины наспех соорудили из подручных материалов примитивную тележку, быстро собрали нехитрый скарб и тронулись в долгую дорогу. Путь на родину был неблизкий, трудный, в условиях военных действий пешком и с тремя малолетними детьми на руках: кроме Коли у Петра Ивановича и Анны Васильевны были двухлетняя дочка и грудной сын.

«Получилось, шли мы уже по оккупированной территории. Отчётливо не помню, но некоторые моменты отрывками мелькают в голове и почему‑то только трагические — лежащие в невообразимых позах люди, искорёженные машины, огонь и дым. На одном из таких пепелищ отец с дедом поймали бесхозную лошадь, которая бродила среди погибших красноармейцев. А чуть позже попалась и брошенная телега. Так и добрались мы в своё село на подручном гужевом транспорте», — дрогнувшим голосом продолжил рассказ Рядинский.

Годы лишений

Село встретило Рядинских давящим затишьем, окружающая обстановка во всём подчёркивала близость фронта. Бубново несколько повезло, оно оказалось для вражеских воинских частей проходным, здесь они не останавливались квартировать. Тем не менее стояла горестная атмосфера оккупации.

«Дом наш сломали ещё в тридцатых годах и, по рассказам односельчан, использовали на строительство моста в Великомихайловке. Пока отец с дедом строили своё жильё, временно пустила нас на постой добрая женщина Мария Феоктисьевна»,— поделился Николай Петрович.

Стройматериалов тогда не было, поэтому получилась не хата, а полуземлянка, окна которой были на уровне земли. Хоть такой, но свой кров.

«Большой радостью было для всех, когда враг стал отступать. Через Бубново бежали мадьяры и забрали у деда лошадь, на которой мы приехали с Донбасса. Тягловой силы не хватало, как и мужских рабочих рук, потому и привлекали ребятишек 6–8 лет к труду, которые в основном были погонщиками волов, коров. Никто не принуждал, дети отчётливо понимали ситуацию и шли помогать взрослым осознанно», — продолжил Рядинский.

После освобождения района отец Николая ушёл на фронт. Воевал он зенитчиком и дошёл до Берлина. Войну прошёл, но пожить с семьёй долго не пришлось, вернулся в 46-м и через несколько месяцев умер —израненный организм не выдержал тифа.

Послевоенные годы оказались трудными. Много мужчин не вернулось с фронта, повсюду разруха, а тут ещё и голод усугублял положение селян. Выживать помогали сплочённость, взаимовыручка и вера в завтрашний день. Самое страшное — испытание войной — закончилось. И это прибавляло людям оптимизма, эйфории.

«Жили дружно. Делились мизерными запасами соли, продуктов, даже огнём. Хозяйки, прежде чем растопить печку, выходили на улицу и смотрели, у кого из трубы идёт дым, туда и шли за тлеющим угольком со всей улицы, хутора. Особенно туго пришлось в 1946–1947 годы, довелось в эту зиму попробовать вкус коры плодовых деревьев — у груши она была вкуснее, чем у яблони, желудей, кытюшков орешника, а весной шли в ход конский щавель и лебеда», — поделился Рядинский.

Николай Петрович прервал свой рассказ и после небольшой паузы, словно снова пережив те времена, собравшись с мыслями, продолжил:

«Остались живы благодаря корове, молоком которой делились с соседями. Не зря её называют кормилицей. А в военное время корову использовали ещё и как тягло. В первую очередь старались покормить детей — и своих, и чужих. Большим подспорьем для всех стала так называемая сталинская помощь — на каждого ребёнка на год выделили по два пуда зерна. Наша семья получила шесть пудов, около центнера, в той ситуации было огромное богатство, берегли каждое зёрнышко, каждую крупинку».

Школьный курс

«Школьные годы чудесные», поётся в песне, но это в том случае, когда у ребёнка беззаботное обеспеченное детство. У того поколения таких привилегий не было, оно очень рано и быстро взрослело. Жизнь не давала поблажек.

«Тогда дети были серьёзнее, ко всему относились более зрело и основательно, чем сейчас, в том числе и к учёбе. Хотя все люди разные, и тогда были ученики прилежные и те, кто ходил в школу с неохотой. Мне всегда хотелось учиться, но поначалу не всё пошло гладко. В первом классе проучился чуть больше четверти и серьёзно заболел, из‑за чего пропустил занятия до конца года. Но меня всё же перевели во второй класс. Пришлось догонять сверстников», — улыбнулся Николай Петрович.

Учился он прилежно, закончил начальную, а потом в Лозном, соседнем селе, семилетнюю школу. Большое желание было получить среднее образование, но семейные трудности не позволяли осуществить мечту — средние школы были в Великомихайловке и Большой Халани, ходить ежедневно далеко, поэтому надо было снимать квартиру, а это деньги, которых в семье не было.

Экзамен по профориентации

Закончил семилетку с хорошими отметками, но надо было помогать матери обеспечивать семью, дать возможность учиться младшим сестре и брату. И в 14 лет Коля Рядинский открыл свой трудовой стаж. В селе в то время работала машинно-тракторная станция, куда и взяли его прицепщиком.

«Тогда прицепщиков ещё называли плугочистами. Для них на плугах были металлические сиденья, и похожим на рулевое колесо механизмом мы регулировали глубину вспашки, помогали трактористам в ремонте машин. Дисциплина была строгая, если агроном заметит, что глубина вспашки не отвечает нормам, заставит перепахивать всё поле. Уставали сильно», — вспомнил то время Николай Петрович.

Парень он был хваткий, исполнительный, активный. Ещё в школе вступил в ряды ленинского комсомола, принимал участие в ликвидации неграмотности — ходили по домам и учили людей читать и писать, вместе со сверстниками следили за правопорядком в селе.

Какое‑то время Рядинский проработал завсельским клубом. Но потом ушёл из культуры и опять вернулся в МТС.

Окончательный выбор

В коллективе машинно-тракторной станции приняли с удовольствием и назначили завнефтебазой, которая обеспечивала горюче-смазочными материалами технику в Васильдоле, Кузькино, Лозном, Тростенце, Хмелевом. Отсюда и ушёл на срочную службу, которая прошла в Германии. Демобилизовавшись через три года, вернулся в родное село.

«И в армии, и до неё, не покидало неприятное чувство — мои сверстники окончили среднюю школу, некоторые получили профессиональное образование, а я был по собственному убеждению по сравнению с ними неучем. И потому у меня было твёрдое намерение продолжать учёбу. И пришлось учиться всю жизнь», — сказал Николай Петрович.

После армии Рядинский работал слесарем в сельхозтехнике, в которую переименовали МТС. Поступил на заочное отделение Новооскольского сельхозтехникума, где проучился три курса. К тому времени имел разряды и по слесарному, и по плотницкому делу. В 1963 году открылась в селе восьмилетняя школа, педагогов не хватало, и Николая пригласили туда учителем по трудовому воспитанию.

«Мои новые коллеги в один голос наставляли меня бросить техникум и поступать в ВУЗ по профилю, но для этого нужно было среднее образование. Пришлось заканчивать вечернюю школу в Лозном, а потом и Белгородский пединститут. Первый раз поступив, проучился три курса и прервал учёбу по семейным обстоятельствам на два года, но в школе работал. Я понял — нашёл своё место в жизни. Приехал после вынужденной паузы продолжать учёбу, а мне говорят: поступай снова. Поступил ещё раз. Так в два захода и переквалифицировался в учителя математики и физики», — продолжил Рядинский.

Педагог с производственным опытом

18 лет, вплоть до выхода на пенсию, Николай Петрович возглавлял педагогический коллектив Бубновской восьмилетней школы, в которой учились 170 юных селян. Наряду с освоением детьми учебной программы директор делал ставку на трудовое воспитание, старался дать им возможность ощутить свою полезность в обществе. Именно по задумке Рядинского в школе появился необходимый набор сельскохозяйственной техники, небольшой автодром для усвоения навыков управления самоходными машинами.

«Мы тесно работали с колхозами. В начале наши земли относились к спецхозу «Россия». Ему наша школьная производственная бригада и помогала с производством кормов. Председатель Алексей Дукмас всегда шёл нам навстречу. На договорной основе нам выделили 80 гектаров пашни, где силами школьников выращивались зерновые культуры», — продолжил Николай Петрович.

Тогда у школы появились собственные финансы, которые расходовались на поощрение детей, закупку школьных принадлежностей, заложили даже фундамент дома для учителей, купили новый колёсный трактор МТЗ. Основная нагрузка во время полевой кампании лежала на учителе по трудовому воспитанию, с которым, меняясь через два часа, работали мальчишки.

«Надо видеть задор в их глазах, когда им доверяли серьёзное дело — выполнение того или другого агротехнического приёма. Именно в школьном возрасте формируются приоритеты характера, когда ребёнку всё интересно, когда он старается проявить самостоятельность. К сожалению, нынешние школьные программы этот момент упускают», — почеркнул Николай Петрович.

И русский характер

«Николай Петрович у нас человек активный, многократно избирался депутатом земского собрания. Много делает, чтобы село развивалось, процветало. Хочу подчеркнуть его бескорыстность, он никогда не попросил ничего лично для себя, только для общественных нужд, для общего дела», — поделилась глава сельской администрации Наталья Горностаева.

Несколько лет назад Николай и Валентина Рядинские справили золотую свадьбу, у них два сына, четверо внуков. Они и сейчас не могут сидеть без дела — содержат в домашнем хозяйстве птицу, овец, пасеку. В селе они люди уважаемые — честные, добросовестные, трудолюбивые и очень гостеприимные. Люди с настоящим русским характером.

1
Комментарии (0)
Древовидный вид
Новые
Популярные
Компактный
Цитаты (0)
Контекст
Создать свой виджет
О сервисе
Выйти
Обсуждение закрыто
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×