Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Баннер — подписка на газету
15:10, 13 сентября 2018

Разговор за прялкой. Елена Маркашова поделилась мудростью

Разговор за прялкой. Елена Маркашова поделилась мудростьюДаже спустя годы руки легко вспоминают нехитрые действия - и прялка вновь в работеФото: Наталья Мазниченко
  • Статья

Жительница села Бубново рассказала о нелёгкой судьбе и испытаниях, которые закалили её характер.

Бабушкины чуланы часто хранят вещи, которые давно за ненадобностью уже не используют по своему прямому назначению. Ухваты, рубели, увесистые чугунные утюги и другие предметы обихода постепенно стали диковинками не только для молодёжи, но и для людей постарше. Всё чаще увидеть их теперь можно только в музеях.

У Елены Маркашовой из села Бубново из прошлого осталась прялка. Она в рабочем состоянии, за годы эксплуатации лишь слегка потускнел внешний вид.

«Я уже ею не пользуюсь. Это советская прялка. Я покупала её в Лозном. По тем деньгам она стоила 25 рублей. Люди за прялками тогда даже в Старый Оскол ездили», — начала собеседница.

А ещё она любила вышивать. Раньше в доме всё было украшено ручными работами. Сейчас, признаётся хозяйка, это не модно, пришлось убрать.

Наука от свекрови

Не глядя Маркашова налаживает механизм, ловко поправляет волокно и начинает прясть. За много лет практики все действия отработаны до автоматизма.

«На пряхе меня научила работать свекровь. Я шерсть пряла и сама красила. Шапки, жилетки, косынки, кофты вязала пуховые. Покупать ведь не за что было. Второй год не пряду. Хватит уже: глаза плохо видят. Одна из невесток сама вяжет. А прялка уже никому не интересна», — продолжила мастерица и посетовала, что своё умение некому передать.

Начав разговор о рукоделии, мы незаметно перевели диалог в другое русло. Она стала рассказывать о своей нелёгкой судьбе, наполненной жизненными испытаниями, которые не сломали, а только закалили её характер.

Не детский труд

Жизнь корочанки прошла в трудах и заботах. Сейчас ей 77 лет. С детства она привыкла работать не покладая рук, не обращая внимания на тяготы и усталость.

«Война в июне началась, а я родилась в октябре. Мать на работу ходила, декретов тогда не давали. А меня бабушка выхаживала», — поделилась Маркашова.

В военные годы люди выживали как могли. Женщины трудились вместо мужчин. Дети старались помочь и шли работать в колхозы.

После трёх классов начальной школы так поступила и Елена. Десятилетнюю девчонку взяли на прополку и уборку свёклы.

«Мама первый раз прополола, а второй раз проверку уже делала я. Осенью мы чистили свёклу. Нам сделали ящики с ручками, и мы в одну кучу складывали корнеплоды. Погрузчиков тогда ещё не было, вручную машины нагружали. Но всё равно девять килограммов сахара получила. Принесла домой — развернула. Сёстры радовались. Три года так и работала: летом в поле, а зимой — на ферме возле нетелей. Трудодни на маму писали, я же несовершеннолетняя была», — сказала Елена Маркашова.

Вместо денег — приданое

Стараясь заработать деньги, молодёжь в то время ездила на торфоразработки. Занятие не из лёгких, но зато платили хорошо.

«Мне было 17 лет, когда я поехала в Новгородскую область. Добычу начали с апреля. Часть работ уже делали машинами. В конвейер набирали, мужчины торф на ленту выгружали, а мы дальше раскладывали. Потом его сушили, ворочали. Большие объёмы заготавливали, потому что всё работало на торфе», — вспомнила собеседница.

Шесть месяцев она пробыла на торфоразработках, а когда сезон закончился, уехала домой.

— Там платили хорошо, не то что здесь. На добыче мы получали по 22 рубля в день.

— По тем временам вы много заработали! — удивляюсь я.

— Какое там! Огромные сумки приволокла: только ситца 50 метров, платки, рушников штук 20 с разными вышивками. Сёстры замуж выходили, многое раздала на приданое. Тут же ничего не было.

«Вернёшься домой, сойдёмся»

С этими словами провожал её будущий муж Николай. От своих слов молодой человек не отступил. Пара стала жить вместе, постепенно обустраивать подворье.

«Сами двор строили. Всё своими руками. Дед (говорит о муже. — Прим. авт.) сначала на кирпичном работал и получил 15 тыс. кирпича. Мы сразу обложили дом, подвал сделали и сарай. Хозяйство держали большое — куры, утки, поросята, овцы. Всё успевали», — поделилась воспоминаниями Елена Маркашова.

В колхозе трудились на совесть. Она на ферме дояркой, а Николай позже стал работать трактористом. За победу в социалистических соревнованиях был награждён памятной медалью, неоднократно отмечался похвальными грамотами и благодарностями.

Наша гордость

У Маркашовых двое детей, четыре внука, три правнука.

«Невестки хорошие, хозяйственные: приедут, всё уберут. Сыновья молодцы, всегда помогают. Только за огород ругают. А как без него! В магазин пойдёшь, деньги потратишь, а есть нечего», — посетовала корочанка.

Женщина огородом занята с раннего утра: на участке сажает, полет, убирает, заготовки на зиму делает. Не может сельский человек без земли. А тем более люди, пережившие военные годы и страшный голод. Их судьба научила быть сильными, усердно трудиться, чтобы выжить.

Елена Маркашова с мужем прожила в любви и согласии не один десяток лет. К сожалению, Николай ушёл из жизни.

«Моё богатство — дети. Когда они приезжают в гости, дом наполняется радостью. Для меня главное, чтобы у них всё было хорошо, тогда и я буду спокойна», — заключила корочанка.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×