Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
11:24, 12 февраля 2020
 116

Живы будем — не помрём. О чём писал с фронта родным и близким Иван Морозов

Живы будем — не помрём. О чём писал с фронта родным и близким Иван МорозовФото: pixabay.com
  • Письмо в редакцию

Корочанка поделилась письмами своего дедушки – участника Великой Отечественной войны.

Шесть поколений одной семьи

С чего начинается Родина? Для меня этот вопрос давно имеет ответ. Начало жизни, воспитания, мировоззрения даёт семья. В нашей большой семье около ста человек. Это люди разного характера, образования, профессий, интересов шести поколений.

Обширна география нашей семьи: центрально-чернозёмная часть России, Донбасс, Кубань, Прибалтика, Калмыкия. Всех нас объединяет память и реликвия — семейный архив. В нём письма, фотографии, видеокассеты, аудиокассеты. Память хранит лица, события, факты биографии одной большой семьи, являющиеся отражением истории всей страны.

Генеалогическое древо семьи Морозовых — четвёртая часть моей родословной истории. Шесть поколений большой семьи Морозовых, как зеркало, отразили судьбы поколений всего государства.

Три поколения Морозовых опалены событиями Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Письма и воспоминания об оккупации с. Яблоново, об участии в боях за Родину на разных фронтах занимают большое место в семейном архиве.

Крепкая дружба

Иван Евдокимович Морозов — мой дед. Он родился в семье Евдокима Петровича и Марфы Васильевны Морозовых. Вместе с двумя братьями и четырьмя сёстрами помогал родителям по хозяйству и в колхозе. Но за всем этим молодой человек испытывал большую тягу к знаниям. В школе слыл активистом, вступил в ряды комсомола.

После школьной семилетки поступил в Корочанский сельскохозяйственный техникум. Летом работал в колхозе, чтобы помочь родителям и оплатить обучение. К этому времени его старший брат Денис окончил Курский медицинский институт и работал в городе Курске врачом. Крепкая братская дружба продолжалась.

Только однажды Иван попросил помощи брата, когда к выпуску из техникума купил дорогие брюки: 114 руб. — половина оплаты за учебную четверть. В письме Денису он писал, что получит водительское удостоверение на управление тракторами, но в колхоз вернётся не сразу. Юноша мечтал получить в Курском техникуме (ближе не было) водительское удостоверение на вождение автомобиля. Планы нарушила война.

В последние дни июня 1941 года комсомолец Иван Морозов получил направление в техническую школу города Сызрани для освоения основ эксплуатации радиотехники в условиях военных действий.

Но мечтал о мирной жизни: как приедет домой и первым делом проведёт радио в дом. Учёба нравилась Ивану. Хорошее образование он собирался дать и своим будущим детям.

12.01.1941

Здравствуй, многоуважаемый брат Денис!

Прежде всего, передаю тебе свой горячий привет и желаю тебе всего наилучшего. Пару слов о себе.

Живу пока ничего — особых недостатков, в смысле материальных условий, не наблюдается. Зима в этом году даёт себя чувствовать, и в общежитии бывают иногда минусы температуры, что очень отражается на отношении к занятиям, и именно в такие моменты надоедает это непрерывное «буквоедство». Но ничего, остались считанные месяцы занятий, так что на такие пустяки не приходится обращать внимания. У нас скоро кончится вторая четверть, и мы будем на каникулах две недели. К концу четверти думаю выйти с отличными и хорошими оценками, и на это есть шансы.

Недавно на кружковых занятиях прокатывали две марки тракторов. Уже на особой комиссии сдал экзамен, так что имею права тракториста, могу сдавать испытание по автомашине, чтобы получить права на вождение машины, но это надо ехать сдавать в Курск.

Я купил брюки более широкие, чем те, что купил ты. Отдал 114 рублей, а твои думаю не продавать, если не будет особой нужды в деньгах. Буду носить под сапоги. К первому февраля нам надо внести 75 рублей за обучение второй половины года, общежитие и прочее. Поэтому, если можно, пришли денег на это.

Вот пока всё, что хотел написать тебе. Недавно был дома, где всё благополучно, все живы и здоровы. Дуся и Никанор живут хорошо и передают тебе привет. У Никанора заболел чего‑то глаз, и сейчас он не работает.

Фронтовые будни

Чаще других Иван писал Денису — и брату, и другу, и помощнику. Строки фронтовых писем наполнены тревогой и волнением за судьбу родных людей. Иван полон отваги, испытывает сильную ненависть к врагам Отечества. Весной 1942 года Иван Морозов попал на фронт в пехотные войска радистом.

5.07.1943

Здравствуй, дорогой брат Денис!

Посылаю тебе свой горячий привет и желаю всего хорошего в твоей жизни и работе.

Денис! Я в середине мая получил письмо из дома (за всё время, как выехал из технической школы города Сызрани). Я очень был рад за благополучие после освобождения от немцев, а больше рад тому, что от тебя имеют сведения. Вчера я получил из дома письмо, где есть и твой адрес, по которому я хочу восстановить с тобой связь, хотя этому не могу поверить сам. Я несколько раз писал тебе письма по старому адресу, хотя и не надеялся на получение ответа. Да что тебе рассказывать, думаю, что сам пережил такие же мысли на счёт судьбы всех близких и дорогих людей. Особенно меня беспокоило содержание твоего последнего письма (после… из Крыма). Но ничего, живы будем — не помрём.

Несколько слов о себе. Я сейчас остаюсь всё так же жив и невредим. Ползимы и весну был на фронте под Старой Руссой, многое пережил и увидел из «прелестей» войны. Сейчас по себе жизнь неплоха, в смысле материальном, а про остальное думаю, что везде одинаково в армии сейчас. Денис, из дома я узнал, что ты два раза был ранен. Опиши, как чувствуешь себя и вообще как живёшь. Мне по специальности, полученной в школе, пришлось мало работать. Сейчас работа неплохая, больше приходится заниматься писаниной. Денис, прошу быстрей отвечать.

Пиши по адресу: Полевая почта 77 038 — «К». Мне. До свидания.

Адрес солдата — полевая почта. Он два года не видел родных. Вдруг — случай! Путь на Запад военной части, где служил Иван, проходил через уже освобождённый Корочанский район. Несколько часов пребывания дома — это ли не счастье? Да! Это оно! И опять на фронт.

Осень 1943 года. Из письма брату Денису от 01.10.1943: «…Сейчас остановились на этом берегу Днепра, а фрицы — на другом, так что придётся вести с ними крепенькую «дипломатию» по поводу сматывания удочек их с Днепра…».

01.10.1943

Добрый день, многоуважаемый братик!

Разреши передать тебе свой горячий боевой привет и пожелать всякого благополучия. Сообщаю, что я сейчас жив и здоров, чего желаю и тебе. Дима, я не знаю, почему это от тебя я не могу никак получить письма? А я тебе написал уже несколько, после того как я побывал дома. Жизнь моя проходит по‑фронтовому, в основном неплохо. Это само собой понятно, так же воюем, хотя на истерзанной немецкими извергами, но на Украине. За последние дни пришлось совершить продолжительные марши, чтобы успевать за драпающим противником. Сейчас остановились на этом берегу Днепра, а фрицы — на другом, так что придётся вести с ними крепенькую «дипломатию» по поводу сматывания удочек их с Днепра.

Из дома за последнее время писем не получаю. Да вообще ниоткуда. Вот пока всё. Жду ответа. Адрес старый. До свидания.

Письмо от 13.10.1943 адресовано родителям, написано под обстрелом: «…Сейчас нахожусь на западном берегу Днепра. И я несколько раз уже переплывал его под обстрелом. Как вступили в бой, ещё ни разу не отводили на отдых — обстановка не позволяет…» Но нет страха. Есть непреодолимое желание уничтожить врага и вести мирную жизнь.

13.10.1943

Добрый день, дорогие родители, папа и мама, а также все родные.

Спешу передать вам свой горячий боевой привет и пожелать всего наилучшего в вашей жизни. Сообщаю о том, что пока я в настоящее время жив и здоров, чего желаю и вам. Дорогие родители, я на вас обижаюсь в первый раз за письма, то есть я не получил ни одного письма от вас, как выбыл из дома. А вам я послал уже с десяток писем и два перевода денег (170 и 150 рублей), о получении которых мне также ничего не известно.

Моя жизнь протекает по‑старому, за последнее время прошли много территорий за отступающим противником, а сейчас нахожусь на западном берегу Днепра. И я несколько раз уже переплывал его под обстрелом. Сейчас стало несколько холодновато. Очень скучно сидеть в окопе. Как вступили в бой, ещё ни разу не отводили на отдых — обстановка не позволяет.

Пишите, как проходит ваша жизнь, как приготовились к предстоящей зиме, какие у вас там новости. Я за последнее время писем ниоткуда не получаю. Кто вам пишет и что пишут, прошу обо всём писать, а то очень плохо без писем в нашей незавидной фронтовой жизни. Как справляетесь с работами в колхозе и дома? Да, сейчас бураки, наверное, поспели для превращения их из сладких в горькую водицу. Не мешало б ещё побыть на родине. Но ничего, живы будем — не помрём. До свидания.

Привет всем племянницам, сестрицам Моте, Дусе и няне Лизе.

Ваш Морозов

Печальное известие

Дата, обозначенная в последнем письме, до конца жизни Евдокиму Петровичу и Марфе Васильевне Морозовым давала надежду на то, что сын жив. Но 2 марта 1944 года председатель сельского совета с. Яблоново вручил извещение о гибели И. Е. Морозова: «…проявив геройство и мужество, был убит 12.10.43. Похоронен на острове Яцково».

Живы будем — не помрём. О чём писал с фронта родным и близким Иван Морозов - Изображение Фото: Семейный архив Ольги Павленко

Чего ни передумали за послевоенные годы: попал в плен, написал письмо ночью, ошибся числом, письмо отправили друзья раненного Ивана, ошиблись с извещением. Но ничего не исправило время.

Не вернулся сын ни через год, ни через два, ни через десятилетия. Оборвалась судьба молодого человека, имевшего непреодолимое желание жить, учиться, трудиться для себя, для детей, для людей. Получили Морозовы похоронку и на сына Федота — солдата пехоты, погибшего под Москвой.

Тяжёлые ранения военного времени до конца жизни беспокоили военного врача, терапевта в условиях мирного времени Дениса Евдокимовича Морозова. После войны он ещё много лет работал врачом. Именно у него долгие годы хранился наш семейный архив.

Ольга Павленко, город Короча 

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×