Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
08:30, 15 февраля 2020

У перевала Саланг. Как солдат из корочанского села Прудки выжил под двусторонним обстрелом

У перевала Саланг. Как солдат из корочанского села Прудки выжил под двусторонним обстреломФото: Владимир Писахов
  • Статья

15 февраля — День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества.

Корочанец Сергей Немшилов до сих пор хочет увидеть тот самый афганский перевал. Сейчас в его окрестностях стихийное кладбище военной и гражданской техники под открытым небом, а в середине 1980-х годов здесь дислоцировался 177-й мотострелковый полк Советской армии, в котором служил наш земляк.

По следам брата

То, что срочная служба начнётся в Афганистане, призывник из села Прудки знал ещё до получения повестки из военкомата. Сергей сам просил сотрудников ведомства о том, чтобы отправили в горячую точку, — не потому, что в силу возраста кипела в жилах кровь, а благодаря старшему брату, уже воевавшему в это время в южноазиатской республике. Старший всегда был авторитетом для младшего, поэтому школу жизни Сергей хотел пройти только в настоящих боевых условиях. 1 октября 1982 года новобранец с вещами прибыл в Корочанский райвоенкомат, а позже — в Казахстан.

«18 декабря самолётом нас переправили в Кабул, затем на вертолёте — в Баграм, оттуда на машинах привезли к перевалу Саланг, у подножия которого и располагался наш полк, — вспомнил Сергей Немшилов. — Первые впечатления: другой запах, постоянный ветер и горячий песок, бьющий по лицу».

Через неделю молодому пополнению выдали автоматы и распределили по разным подразделениям. Немшилов оказался в роте материального обеспечения в должности водителя, главная задача — доставка в часть хлеба из Баграма.

Под обстрелом

Старенький ГАЗ-66 под управлением Немшилова регулярно выполнял рейсы по накатанному маршруту. Всегда в сопровождении охраны, двух бронетранспортёров, или в составе автоколонны, движущейся в том же направлении. Постоянные обстрелы лишь поначалу воспринимались с тревогой, со временем они стали неотъемлемой частью любых передвижений советских соединений, поэтому к ним привыкали и в случае возникновения опасности действовали по обстановке. В конце лета 83-го Сергея по его просьбе перевели в пехоту — на блокпост. Теперь корочанец занимался охраной моста и проходивших мимо военных и государственных афганских автоколонн.

«Однажды находился в карауле и под утро вдруг услышал звук летящей мины. Она разорвалась прямо перед блокпостом. Сразу объявили тревогу, но, откуда именно нанесён удар, поняли не сразу. Начали стрелять во все стороны, чтобы погасить миномётную атаку, и такая тактика принесла успех: ни одна мина не попала на территорию блокпоста, а в кишлак, расположенный рядом, всё‑таки угодили», — рассказал Сергей. 

На броне БТР Немшилов вместе с однополчанами выезжал на патрулирование дорог, спускался на самое дно ущелья, где пролегала главная автомагистраль, поднимался на верхушки гор, пересекал местность по тропинкам и холмам, обеспечивая сохранность военных и гражданских грузов. Под ежедневным обстрелом.

Подумал, что это конец

Вскоре Сергея посадили за руль нового БТР-70. По сравнению со старой 60-й моделью этот отличался плавным ходом и лёгким управлением: пересекать на нём каменистую афганскую местность стало намного удобнее. Вечером 3 января 1985 года экипажи трёх машин отправились на заправку, находившуюся в 20 км от блокпоста. Возле ущелья заметили грузовик и двух афганцев рядом с ним: те объяснили, что автомобиль сломался и, чтобы груз не украли, они останутся ночевать прямо здесь.

«На обратной дороге, подъехав к этому месту, увидели разбросанные коробки и душманов, — сказал Сергей. — Бандиты сначала бросились врассыпную, но через секунду раздались пулемётные очереди и взрывы. Мою машину как будто встряхнуло: сзади в неё попала кумулятивная граната, повредив бак с топливом. Я потерял сознание».

БТР Немшилова, ехавший замыкающим в группе, горел словно спичка: едким дымом заволокло всё внутри и, чтобы выжить, надо было выбираться наружу. Взрывная волна оторвала все перегородки, разбила радиостанцию, а самого Сергея отбросило на приборы. Он запросто мог бы погибнуть от разлетевшихся осколков, но спас бронежилет, висевший на спинке сиденья: смертоносные железки в нём, к счастью, застряли. Когда наш герой очнулся, прошло примерно пять минут после рокового взрыва.

«Попытался вылезти наверх, чтобы найти пулемётчика, который во время движения сидел на броне, но его там уже не было, — продолжил Немшилов. — Двух БТР, шедших впереди меня, тоже не увидел. Тогда подумал, что это конец».

Между двух огней

Сослуживцы позже расскажут Сергею, что как только услышали взрывы, решили спешно покинуть место. Им даже в голову не пришло, что последний БТР подбили, а их товарищ оказался в замкнутом пространстве под обстрелом душманов. Лишь через 500 метров они обнаружили, что Немшилова нет. И вернулись.

Сергей отчаянно боролся за жизнь в горящей машине. Не желая попасть в плен, он много раз пытался завести повреждённый БТР, но тщетно. Подъехавшие к месту ЧП два экипажа немедленно открыли стрельбу по боевикам, те в долгу не оставались. Сергей Немшилов оказался на линии огня сразу с двух сторон.

«Схватился за пулемёт, чтобы помочь нашим, а его, как назло, заклинило, — вспомнил он. — Полкоробки, кажется, удалось выпустить по ущелью. Потом вёл огонь из автомата».

Оставалось сделать последний, самый важный рывок — подцепить тросом повреждённый БТР, чтобы дотащить до расположения части. Под пулями и минами — сложно. Но Сергей вдруг выбрал момент: бросился к тросу, освободил его от креплений и побежал к целой машине. Дело завершили товарищи, а Немшилов быстро юркнул на место водителя своей семидесятки. Выбрались без потерь.

За отвагу!

Перед тем как демобилизоваться, наш земляк полностью восстановил подбитый БТР, передав его новому водителю в рабочем состоянии. 21 февраля 1985-го вернулся в родные Прудки, в этом же году ему вручили медаль «За отвагу» — за то, что не стушевался в последнем бою, за то, что сражался до последнего патрона и спас боевую машину. С земляками, воевавшими в Афганистане, встречается часто, им всегда есть о чём поговорить. И очень хотел бы ещё раз увидеть тот самый перевал Саланг, испытавший его на прочность, пройтись по бывшим блокпостам, вспомнить друзей-однополчан, жизни которых этот перевал забрал безвозвратно.

«Ни о чём не жалею. После той войны много говорили о том, что она была бессмысленной. Я так не считаю. Мы отстаивали интересы страны и защищали её границы», — убеждён Сергей Немшилов.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×