Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10:27, 27 октября 2020
 221

Детство, украденное войной. Что до сих пор не даёт покоя Прасковье Шевцовой

Детство, украденное войной. Что до сих пор не даёт покоя Прасковье ШевцовойФото: pixabay.com
  • Письмо в редакцию

Корочанка поделилась воспоминаниями о своей юности.

Очевидцев событий Великой Отечественной войны осталось в живых совсем немного. Жители Плосковского сельского поселения бережно чтят память о воинах-освободителях, которые отдали жизнь за Родину и нашу свободу.

Назвали девочку Прасковьей

Прасковья Алексеевна Шевцова — одна из тех, кто на себе испытал все тяготы Великой Отечественной. Родилась она в декабре 1929 года в селе Плоское Корочанского района Курской области. До войны получила начальное образование и пошла работать в колхоз.

Добрые морщинки у глаз, натруженные руки, седые пряди волос. Всё говорит о том, что на долю этой женщины выпали нелёгкие жизненные испытания. Прасковья Алексеевна начинает вспоминать, и оживает острая боль в её сердце:

«Мне было 12 лет, когда началась эта ужасная война. В таком возрасте я уже понимала, что случилась страшная беда. Наша семья жила и мирно трудилась в родном селе. Родители работали в колхозе, а мы помогали по хозяйству. На то время в семье было трое детей: я и два моих брата: старший Коля, а младший Ванечка».

С объявлением военного положения отца Алексея Ивановича Швоева забрали на фронт. Было это 8 сентября 1941 года.

«Так хорошо помню, как мы его провожали, мама плакала, и мы тоже. Папа сказал маме: «Береги детей, всё образуется». И ушёл», — продолжили собеседница.

 

Детство, украденное войной. Что до сих пор не даёт покоя Прасковье Шевцовой - Изображение Фото: Архив Ушаковской библиотеки Плосковского сельского поселения

Получили три письма

За всё время войны от отца получили только три письма. В первом он писал, что их везут на передовую, а в двух других сообщал: «Сидим в окопах ждём боя, немец идёт лавиной» и добавлял: «Родные мои, я вас очень люблю, берегите себя. Буду жив — сообщу».

«Это были долгожданные сообщения с фронта. В мае 1943 года я помню внезапный истерический крик и плач нашей мамы. Она рыдала, и мы вместе с ней, потому что пришла похоронка о гибели папы, в которой было написано, что красноармеец Швоев Алексей Иванович пропал без вести. Мама не верила в смерть папы и всё время ждала его, но так и не дождалась», — с грустью сказала Прасковья Алексеевна.

Отступление и эвакуация

«Помню, как наши солдаты шли через село, и небольшая группа свернула к нам. Запылённые, потные, с запёкшимися губами, они жадно пили воду. Затем они попросили маму: «Хозяюшка, вот у нас есть немного крупы, свари нам поесть». Подкрепившись, повеселели и отправились дальше — такими были реалии отступления наших войск в начале войны», — продолжила делиться воспоминаниями корочанка.

Во время оккупации в 1942 году пришлось вместе с родственниками и односельчанами эвакуироваться в село Хмелевое. Старшим по организации людей был Александр Пешков, военнослужащий из города Воронежа (он погиб в селе Плоское).

«Я очень хорошо запомнила этого солдата, он всем старался помочь. При эвакуации наша мама вместе с нами взяла телёнка, а мне велела его вести. Животное не понимало, куда его тянут, и сопротивлялось, а я изо всех сил тащила его. Эту картину увидел Пешков, подошёл ко мне и привязал телёнка к телеге. Маленьких детей везли на телегах, а подростки шли пешком. За день мы добрались до места. Людей было очень много, и нас определили на ночлег в погреб. Мы переночевали там одну ночь, утром пришли немцы», — всё это на всю жизнь врезалось в память небольшой ещё по возрасту Прасковьи.

Так и удалось уйти от врага в безопасное место. Линия фронта подвигалась очень быстро.

«Помню, как немец открыл погреб и наставил на нас автомат, велел выходить. Мы вышли, не зная, что с нами будет, было очень страшно. Бригадиров, кладовщиков, агрономов немцы арестовали прямо там, нас не тронули. Наши войска отступали, а немцы шли большими колоннами. Взрослые приняли решение вернуться домой. Обоз шёл медленно, потому что шли уставшие старики, женщины и дети. Когда мы подходили к селу Алексеевка, то увидели горящее поле ржи, а навстречу нам двигались немецкие колонны солдат. Такой страх у меня был, думала, что нам пришел конец, но они прошли мимо нас, видимо, у них было какое‑то задание. Добравшись, домой, мы обнаружили, что из дома исчезли продукты и некоторые вещи. Потом мы узнали, что в нашей школе был карательный отряд мадьяр, вот они‑то хозяйничали в селе. Жителей не трогали, а продукты собирали и вели разгульную жизнь — не слишком радостным получилось для семьи возвращение», — продолжила корочанка.

Идёт война народная

Старший брат Прасковьи не эвакуировался, он ушёл с военными, а с 1942 года был на фронтах, получил ранение, вернулся живым после окончания войны. Жил и работал в городе Мариуполе.

Вспоминаются и трудности жизни военного времени и первых послевоенных лет. Дети не знали ни настоящего хлеба, ни сладостей. Вместо хлеба ели лепёшки из лебеды, конского щавеля, крапивы с небольшим добавлением муки. Похлёбку варили из мороженой картошки. Печку топили собранным детьми хворостом. Труд колхозный и в личном хозяйстве лёг на плечи женщин и детей. Дети с раннего утра шли на поле с тяпками и косами. Заготавливали корма на зиму, предчувствуя, что война будет трудной и длинной.

А мужчины сражались за Родину. С фронта в село приходили похоронки, было больно смотреть, как женщины рыдали, оставаясь без мужей, сыновей, отцов.

Спасаем лётчика

Однажды на краю села Плоское упал наш самолёт. Это было в страду, когда убирали рожь. Все бросили работу и побежали к самолёту. Он упал вверх колёсами. Лётчик был жив, но, видимо, при падении получил сильные удары. Видя детей, он кричал: «Бейте в двери, бейте двери!» — чтобы открыть кабину.

Мальчишки пытались это сделать, но у них ничего не получилось. В то время в селе квартировались советские военнослужащие. Они быстро прибыли к месту происшествия, всем приказали отойти от самолета.

Мужчины достали лётчика из кабины. Он был слаб, и его несли на руках. Взволнованным голосом он просил: «Рацию, рацию заберите». Его положили на скошенную рожь рядом с самолётом. Вдруг откуда ни возьмись налетел немецкий самолет с крестами, все испугались и попадали на землю. Фашист пролетел над нами так низко, что все увидели вражеского лётчика. Развернулся над лесом и убрался восвояси.

Военные сообщили по рации о случившемся, через некоторое время прилетел другой советский самолёт и забрал лётчика. Самолёт остался лежать, его со временем убрали.

Освобождение

«Очень хорошо помню, как освобождали наше село. Было солнечное морозное утро 1943 года, такое чувство, что природа ликовала. Из окна дома мы увидели наших солдат, их было немного, они шли по селу в белых полушубках, валенках, шапках-ушанках, и мы сразу поспешили на улицу. Смотрели на них и радовались: „Наши, наши пришли!“ По‑видимому, это были разведчики, они нигде не останавливались, а мы смотрели им вслед. Потом последовали войска Красной армии, освобождая сёла Корочанского района от немецко-фашистских захватчиков. Сильные бои были в районе сёл Шеино, Мелихово. Там очень много было погибших и раненых, которых хоронили в братских могилах. А когда было танковое сражение на Курской дуге, то чёрный дым мы видели из нашего села. Белгород освободили в августе 1943 года, но война на этом не закончилась, длилась ещё более двух лет. Сколько погибло людей за эти годы, не счесть! Война не щадила никого. Тяжёлые муки доставляла всем. Я очень бы хотела, чтобы подобных страданий никогда больше не повторилось», — с горечью произнесла Прасковья Алексеевна.

Долгожданная весть

День Победы запомнился таким: в мае 1945 года в село прибыл человек из районного центра и сказал, что война окончена — мы победили. Эта радостная новость облетела мгновенно всё село. У людей были слезы на глазах, слёзы радости от торжества справедливости и скорби о погибших и пострадавших.

Прасковье было уже 15 лет, и она всё отчётливо запомнила. Но и после пришлось очень туго. В 1947 году был голод, продуктов не было, жили на ягодах, грибах, ели траву, добавляли её в лепёшки.

Мирная жизнь

В послевоенное время Прасковья Алексеевна вышла замуж за Фёдора Григорьевича Шевцова, который прошел всю войну, участвовал в легендарной Курской битве, а ещё пять послевоенных лет занимался ликвидацией бандеровских бандформирований.

Они воспитали сына Ивана и дочь Людмилу. Построили хороший дом, трудились в колхозе, помогали воспитывать внуков. В 1958 году Прасковье Алексеевне пришлось пережить ещё одно горе. Младший брат Иван погиб при прохождении срочной службы в Венгрии и был похоронен там же.

В 2006 году умер муж, в настоящее время Прасковья Алексеевна живёт с сыном Иваном, который уже на заслуженном отдыхе. За свою работу Прасковья Алексеевна награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»

Ведущий библиотекарь Ушаковской библиотеки Ольга Аркатова

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×