Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Баннер — подписка на газету
09:00, 08 сентября 2018
 Алёна Рогожа 566

С песней по жизни. Как школьный музыкальный ансамбль прославился на весь район

С песней по жизни. Как школьный музыкальный ансамбль прославился на весь районКорочанский ВИА аккомпанирует на спортивном праздникеФото: Архив Георгия Курдыша
  • Алёна Рогожа
  • Статья

Модное веяние семидесятых изменило жизнь простого учителя физкультуры и его воспитанников.

«Весёлые ребята» VS «Добры молодцы»

В начале 70-х мода на вокально-инструментальные ансамбли (ВИА) захлестнула всю страну. В СССР стали появляться группы «Весёлые ребята», «Добры молодцы», «Голубые гитары» и другие. Музыкальные коллективы организовывались как в больших, так и в маленьких городах. Практически в каждой школе набиралась группа талантливых ребят, которые играли на праздниках и концертах, исполняли современные хиты и собственные песни.

Не обошло модное веяние и Корочанский район. Бессменным лидером одного из таких коллективов стал Георгий Курдыш. Сегодня он — почётный гражданин города Корочи, отличник народного образования, призёр областного конкурса «Учитель года». А тогда, в начале семидесятых, — молодой специалист, неравнодушный к творчеству и музыке. Вместе с другими ребятами он собрал ансамбль, который получил славу за пределами райцентра.

Вы дирижёр? Нет, я физрук!

Георгий Курдыш встретил меня у порога Корочанской средней школы имени Дмитрия Кромского. Здесь он проработал всю жизнь и до сих пор продолжает трудиться. Учитель физкультуры по образованию, он привил любовь к спорту не одному поколению корочанцев.

Вместе обходим красивое здание учебного заведения, попадаем на его задний двор и заходим в школу. По дороге Курдыш делится воспоминаниями.

«Расскажу забавную историю, произошедшую с нашим коллективом много лет назад. Собирались мы выступать на сельскохозяйственном празднике в Доме культуры. Среди участников концерта — артисты Белгородской филармонии. Наш ансамбль исполнял «Беловежскую пущу». Перед выступлением мы установили и подключили аппаратуру, стали репетировать. Песня сама по себе мелодичная, и пели ребята её многоголосьем. После ко мне подошли артисты из филармонии и спрашивают: «Вы какое дирижёрско-хоровое отделение оканчивали?». А мне так смешно стало. Отвечаю: «Спортфак пединститута я оканчивал», — начал разговор мой собеседник.

«ЮПИТОН и Фантазёры»

Первый вокально-инструментальный ансамбль при корочанской школе образовался в начале 70‑х. Назывался он «ЮПИТОН и Фантазёры».

В коллективе было девять человек: шесть девушек и три юноши. Загадочное слово «юпитон» сложилось из первых букв имён участниц ансамбля. «Фантазёры» символизировали сильную половину группы.

Играли в нём ученики 9–10-х классов, а руководил молодой специалист Георгий Курдыш. Он только-только окончил пединститут и по распределению прибыл в Корочу.

«Что меня тогда поражало — дети предлагали спеть такие песни, которых даже я не знал! Они не звучали по радио, не транслировались по ТВ. Не подумайте, ничего тяжёлого или запрещённого: мы бы такое и сами не захотели петь. А школьники предлагали малоизвестные красивые, лирические песни», — продолжил Курдыш.

Юные артисты играли с энтузиазмом и от души. Наверное, потому их стали приглашать на школьные вечера, районные концерты и даже свадьбы.

«Скажу честно, нам порой бывало неловко среди людей, которые имеют специальное музыкальное образование. Многих задевало, что мы не профессионалы. Но время было такое, что каждому человеку хотелось заниматься творчеством, музыкой. И к счастью, не обязательно для этого было оканчивать консерваторию. Однако у нас у всех за плечами была музыкальная школа. Например, у меня — по классу домры, у Александра Ерофеева — по классу духовых инструментов, у Андрея Кузнецова — отделение фортепиано», — поделился бывший руководитель ансамбля.

«Друзья песни»

Коллектив делал аранжировку, репетировал произведение, потом показывал его зрителю. Также ВИА исполнял всем известные песни. Услышат где‑нибудь, подберут на слух аккорды, дополнят бас-партией — и песня готова. Оставалось только отрепетировать.

«Писать авторские тексты, музыку мы стали позже, когда Александр Ерофеев присоединился к нам. Всё‑таки не настолько мы были музыкально образованны. А вот аранжировку могли сделать запросто или соло на гитаре добавить», — продолжил собеседник.

С Георгием Курдышем и Александром Ерофеевым мы беседуем в одном из классов школы. Руководитель популярного в прошлом ВИА показывает фотографии, которым больше сорока лет. На них изображены составы ансамбля в разные годы. Снимки давно пожелтели, некоторые оборваны по краям, на обороте — следы клея и пенопласта. Видимо, когда‑то они висели в красном уголке. Потом их сняли, а вместе с ними и фрагменты стенда.

Всех участников Курдыш и Ерофеев помнят поимённо. За судьбой некоторых следят до сих пор. А других уже и нет в живых, как, например, знаменитого альпиниста Игоря Свергуна, погибшего несколько лет назад в базовом альпинистском лагере в Пакистане во время атаки террористов. Но фотографии помогают сохранить память…

Состав ВИА несколько раз менялся. На смену «Юпитону» пришли «Друзья песни». Ребята там были постарше, но был среди них и школьник — тот самый Игорь Свергун (соло-гитара). Параллельно Курдыш занимался и с детьми, их ансамбль оставил название «Фантазёры».

Кроме Георгия Курдыша (бас-гитара) и Александра Ерофеева (ритм-гитара) в «Друзьях песни» также играли Ирина Щепилова (клавиши), Владимир Белкин (солист), Евгений Баркин (бас-гитара), Сергей Визирякин (ударные) и солистка Надя (фамилия её уже подзабылась). Девушка приезжала на репетиции в Корочу из Белгорода. Позднее к ребятам присоединился Виталий Колодезный. Он окончил музыкальную школу и играл на саксофоне.

Микрофон за гонорар

Аппаратура у ансамбля была преимущественно отечественная. Её в Корочу привозили прямо с завода. Но некоторые инструменты были импортные: немецкая ударная установка, чехословацкая, болгарская, немецкая гитары.

«Коллектив выступал на районных праздниках, школьных торжествах, вечерах. Какое‑то время мы даже числились артистами отдела культуры и ездили по сёлам с концертами. Кроме того, нас приглашали играть на свадьбах. Естественно, нам за это что‑то платили. Так вот эти деньги мы не разбирали по карманам. Мы их складывали в общую копилку, а потом покупали необходимые для коллектива вещи, например микрофон. Хорошие инструменты стоили дорого», — вспомнил Курдыш.

Поиски аппаратуры привели корочанских артистов на уровень всесоюзной эстрады, а именно к людям, которые поставляли технику Юрию Антонову (известный советский композитор, автор и исполнитель песен, ныне — народный артист РФ. — Прим. авт.).

«Мы были у них в гостях и там видели инструменты, на которых играли звёзды отечественной эстрады. Конечно, аппаратура Антонова отличалась от нашей. Один только синтезатор стоил как две машины», — продолжил Курдыш.

Не только петь, но и паять

Техника исправно служила корочанским артистам, но иногда случались и сбои. Бывало, выйдет коллектив на сцену, начнёт играть, а вместо музыки один рёв. Тут же, на месте, паяли, чинили — и снова в бой. Барабанщик Сергей Визирякин очень ценился остальными участниками: именно на его плечи ложилось бремя по ремонту инструмента.

«Сергей соображал в диодах, транзисторах и прочем. Если что‑то поломается, он мог это моментально починить, подпаять. Да мы и сами пилили доски, вырезали колонки, ставили динамики… В общем, не только на сцене пели», — поделился воспоминаниями собеседник.

Поддержку артистам оказывал тогдашний директор школы Василий Степаненко. Школа выделяла средства на покупку аппаратуры и предоставляла помещение, где артисты могли репетировать.

Запретов не было. Рекомендации были

Причиной распада ВИА стало письмо из райкома партии.

«Я работал тогда директором спортивной школы, Георгий был замдиректора по воспитательной работе в Корочанской средней школе. Соперники есть всегда, особенно когда речь идёт о творчестве. Мы просто стали популярнее наших конкурентов. Вот они и написали в райком письмо, где пожаловались, что с нами на свадьбы ездит школьник. Хоть он уже учился в старших классах. Так вот, меня вызвали и попросили завершить деятельность коллектива. Это было уже в начале 80-х», — включился в разговор Александр Ерофеев.

Любопытствую, была ли в то время цензура. Мнения у старых друзей по этому вопросу разделились: запретов на исполнение той или иной песни не было, но вот пожелания, что лучше сыграть, имели место быть.

— Особенно это было заметно на концертах в Доме культуры. Мы показывали репертуар, организаторы выбирали, что можно петь, — сказал Ерофеев.

— Именно запретов на исполнение тех или иных композиций я не припомню. Песни мы пели разные: и лирические, и патриотические… Это было актуально в то время, много композиций было про родину. Про партию не пели. Про комсомол тоже, хотя с молодёжью у нас были хорошие отношения, мы регулярно выступали на их праздниках, — продолжил Курдыш.

«Короча, Короча… не Москва, не Сочи, но любима очень»

Были в репертуаре «Друзей» и песни собственного сочинения. Среди них — композиция про родную Корочу. С ней коллектив даже принимал участие во всесоюзном музыкальном соревновании. Конкурс проводила редакция «Комсомолки» вместе с фирмой «Мелодия». Увы, корочанцам не удалось одержать в нём победу — из столицы пришёл отзыв, что качество записи плохое и не позволяет по достоинству оценить песню.

Когда коллектив распался, Георгий Курдыш взял на себя классное руководство. Среди ребят он организовал два детских ансамбля. Ученики играли в классе, выступали перед школой, проводили музыкальные утренники. И спустя много лет они не забыли об этой «изюминке» их класса: выступили перед своими учителями на встрече выпускников именно с музыкальными номерами.

«Принято думать, что на гитаре играют только шалопаи. Если музыкальная группа — то её участники обязательно пьют, курят. У нас никто подобным не увлекался. Наоборот, было много спортсменов, ребята хорошо учились. И сейчас я наблюдаю за тем, кем стали мои ученики, и радуюсь. Значит, результат есть», — подытожил Георгий Курдыш.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×