Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
16:24, 25 апреля 2018

Владимир Дороганов рассказал как стал участником ликвидации аварии на ЧАЭС

Владимир Дороганов рассказал как стал участником ликвидации аварии на ЧАЭСФото: Вера Масленникова
  • Статья

Накануне Международного дня памяти жертв радиационных аварий и катастроф Владимир Серафимович поделился с журналистом «Ясный ключ 31» своими воспоминаниями.

Дату 26 апреля 1986 года долго будут помнить ещё многие поколения. Ужасная техногенная авария навсегда изменила отношение людей к атомной энергии. В момент, когда всё случилось, никто не мог представить полную картину последствий.

Тогда Чернобыльская АЭС нуждалась в рабочих руках. Ликвидировать последствия аварии призвали более 600 тыс. человек. Рискуя жизнью и здоровьем эти люди стали живым щитом и минимизировали вред от вездесущей и проникающей радиации. Среди таких людей и наш земляк, Владимир Дороганов, который поделился своими воспоминаниями об аварийно-спасательных работах в чернобыльской зоне отчуждения.

В Короче, в шестидесятых…

Владимир Дороганов обожал футбол. Особого автомобильного движения в середине прошлого века в Короче не было, и местные пацаны использовали улицы, чтобы погонять мяч.

«В городскую команду брали только защитником, верховодили братья Гридчины, они хорошо играли и, конечно, забивали голы, — рассказывает мой собеседник и продолжает: — Мы жили в доме рядом с храмом. А там — то венчание, то крестины… Очень интересно, непривычно. Мальчишки приходили, чтобы посмотреть. От отца за это очень попадало, религия тогда не приветствовалась».

Годы шли, настала пора юности.

«На танцах был особый кодекс справедливости, и задавал его Николай Степанов. Небольшой такой паренёк, сдержанный, но его все слушались. Он впоследствии стал командиром подводной лодки. Жаль, о судьбе его мне больше ничего неизвестно», — вспоминает Владимир Серафимович.

В 1965 году окончил Корочанскую среднюю школу. Нужно было выбирать специальность. Пошёл учиться в Харьковский автодорожный техникум. После его окончания совсем немного поработал, и призвали в армию.

Отслужил в Киевском Краснознаменном военном округе. Вернулся в родной город и пошёл работать в автохозяйство «Облмежколхозстроя». Сначала был механиком, выпускающим на линию, а затем начальником автоколонны. В 1976 году окончил Всесоюзный заочный политехнический институт, получил специальность инженера-механика автомобильного транспорта. По приказу Корочанского военного комиссариата неоднократно участвовал в сборах офицеров запаса по линии гражданской обороны как командир роты по ликвидации чрезвычайных происшествий и спасению населения.

Газ для производства

Дороганову в 1986 году поручили ответственное задание — провести газ на птицефабрику «Корочанская», где он работал главным инженером. От АТП, вниз по Интернациональной, в сторону по Ленинградской, через реку Корочу и на гору к птицефабрике, где установили газораспределительную подстанцию… Необходимую технику, благодаря «боевой смекалке», удалось доставить из соседнего района. И процесс пошел. Правда, он больше походил не на производственное задание, а на битву. Для успеха дела требовалась масса нестандартных решений. В момент, когда в котельную подвели газ – Дороганов получил повестку.

Дорога жизни

И день 22 декабря 1986 года стал для него знаковым. Из 34 человек в итоге отобрали только 11. Напротив его фамилии с самого начала — особая метка.

«Мороз стоял сильный. Базировалась 26 бригада Московского военного округа, в составе которой я был, в посёлке Ораное. Это – сорок километров от разрушенного реактора. В пять часов утра подъём, в десять вечера — отбой, — рассказывает Влдаимир Серафимович. — Назначили начальником инженерной службы при войсковой части 97752. Закрепили технику — более 130 единиц. Она всегда находилась в состоянии технической готовности. На базе стоял дубль-комплект, в случае неисправности, техника срочно заменялась».

Под непосредственным руководством Владимира Серафимовича шли работы по уборке и утилизации заражённого грунта, снега, стекловаты, чистке колодцев. Довелось валить и «Рыжий лес».

 «У меня было 17 кранов, лес валили, а он выше шести метров, падает дерево: радиоактивная пыль летит… Подтягивали тракторами к нам, а мы грузили в автомобили и отвозили в могильник. Сжигать — строго запрещено. Как‑то кто‑то из рабочих развёл костёр, холодно же, зима, мороз такой сильный был, что страшное дело! Сразу бежит охрана, в воздух стреляет: погасить срочно! Радиация же с дымом вверх поднимается, и всё летит на Киев. В Чернобыле автопарк размещался всего в ста метрах от разрушенного четвёртого энергоблока. Просыпаешься, сразу с тумбочки берёшь индивидуальный дозиметр, вечером он покажет дозу, без него я не мог сделать ни шагу. Пришлось и особое задание выполнить. Восстанавливали водоснабжения целого города. В общей сложности набрал больше 20 рентген», — вспоминает Владимир Серафимович.

— Дисциплина была строгая. Как удавалось её поддерживать? – спрашиваю я.

 Ну, во‑первых, обстановка — особая, да и к тому времени у меня уже был достаточно большой жизненный опыт. Как‑то один из подчинённых «забаламутил». Попросил его выйти из кабины, завёл за автомобиль и говорю: вот вернёшься, у себя на танцах подружкам будешь характер показывать, а здесь — служба. Больше эксцессов не возникало. Запрет на вынос вещей из зоны был жесточайший. После работы — душ, смена одежды и только потом отдых. И всё же… Однажды солдата нашли утром мёртвым. Не проснулся. Под матрасом у него на койке обнаружили несколько дисков для резки по металлу, тогда они были в диковинку, вот мальчишка и не устоял… — с горечью в голосе рассказывает ветеран.

Владимир Дороганов пробыл в Чернобыле 2,5 месяца. Пришла уже замена, а его никак не отпускали: после снежной зимы ожидался большой паводок.

«Я с людьми нашёл общий язык. Никогда ни на кого не кричал: все в таком трудном положении! И меня понимали. Да, и как производственник многое умел и знал, как в какой ситуации действовать наиболее грамотно. Ещё – за мной была закреплена дорога от Оранного до самой станции. Её ночью солдаты чистили. ЗИЛы щётками сгребали снег до асфальта: гололёда на трассе не было. Ведь это тоже была дорога жизни», — вспоминает Дороганов.

Святой Серафим

— Интересное у Вас отчество — Серафимович, — спрашиваю, имея ввиду, что Серафим Саровский один из святых покровителей наших мест…

 В Бога я верю, знаю молитвы и хожу в храм, — отвечает Дороганов на скрытый вопрос.

За набором дозы следили очень строго. После возвращения целый месяц спал один в комнате, не пускали родных, чтобы те не пострадали. Проходил необходимые реабилитационные мероприятия, но здоровье начало подводить.

Когда стало уж совсем невмоготу, потребовалась операция. И вот, когда его, наконец, прооперировали, очнулся в реанимации от холодка, который проник в открытое окно.

«Смотрю — медсестра за стеклом что‑то пишет, а в углу, я не мог ошибиться или не узнать: во весь рост Серафим Саровский. Сразу понял, кого, прежде всего, благодарить за своё чудесное спасение», — делится личным Владимир Серафимович.

 

За исполнение долга

За участие в выполнении правительственного задания по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС Указом Президента Российской Федерации от 31 августа 1998 года Владимир Дороганов награждён орденом Мужества. Имеет юбилейные награды. За образцовое выполнение патриотического долга перед Родиной получил три благодарности правительства, Почётную грамоту войсковой части № 97752 26-й бригады Московского военного округа.

Есть у него и награда, которой он особенно дорожит — юбилейная медаль «В память 1000-летия преставления равноапостольного великого князя Владимира». Вручил её митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн. Она — за «Рыжий лес».

О нашем земляке есть страничка в книге «Чернобыль: мужество и память», изданной Белгородской общественной организацией инвалидов «Союз Чернобыль» в 2007 году.

Дороганов много лет возглавляет Корочанское отделение Союза, всеми силами старался помогать товарищам-чернобыльцам, является капитаном запаса и членом Общественной палаты Корочанского района. Живёт с семьёй в Короче. Воспитал вместе с супругой дочь и сына. Они создали свои семьи.

Чтобы люди жили

— Было страшно в зоне, рядом с реактором?

— Мы — люди военные, долг перед Родиной — дело святое, — не быстро, с особой глубиной в голосе, произносит Владимир Серафимович.

А потом, после паузы, добавляет:

«Хочу поблагодарить главу администрации района Николая Нестерова и главу администрации города Василия Курганского за то, что у нас теперь есть памятник героям-чернобыльцам. Мы соберёмся у гранитной плиты в городском парке имени Гая Дмитриевича Гая 26 апреля, чтобы еще раз поговорить о минувшем, вспомнить товарищей, некоторых, к сожалению, уже нет в живых».

 

1
Комментарии (0)
Древовидный вид
Новые
Популярные
Компактный
Цитаты (0)
Контекст
Создать свой виджет
О сервисе
Выйти
Обсуждение закрыто
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×