Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Сирень
14:48, 25 июня 2020

Глаз-алмаз. Почему доктор Прокущенко с удовольствием приходит на работу в Корочанскую ЦРБ

Глаз-алмаз. Почему доктор Прокущенко с удовольствием приходит на работу в Корочанскую ЦРБФото: Владимир Писахов
  • Статья

Более 20 лет она трудится рентгенологом.

Своих пациентов она видит насквозь не только потому, что хорошо разбирается в людях. Марина Прокущенко — врач-рентгенолог Корочанской ЦРБ и глубокий внутренний мир человека много лет изучает профессионально.

Неповторимый артроз

Рентгенология на первый взгляд кажется скучной и рутинной наукой, лишённой свободы действий и каких‑либо вариантов развития событий, однообразной и предсказуемой до мелочей. Это в фотографии нас восхищают динамика, эмоции и смысл, а «произведения» рентгенолога как будто созданы в едином жанре, содержащем до боли одинаковые изображения. Держу в руках снимки чьих‑то органов дыхания, далее знакомлюсь с желудочно-кишечным трактом и брюшной полостью, следом идут кости и, наконец, зубы — картинки, честно говоря, не впечатляют, однако Марина Прокущенко быстро наставляет на путь истинный. И через полчаса я сдаюсь, понимая: во мне, оказывается, столько всего интересного происходит!

«Чем дольше я читаю снимки, тем больше открываю для себя анатомию и глубже узнаю о человеческом организме, — сказала медик. — Думаю, что процесс познания бесконечен. С 2000 года работаю рентгенологом и до сих пор удивляюсь тому, почему одни и те же заболевания могут по‑разному себя проявлять. Казалось бы, артроз тазобедренного сустава досконально изучен медициной как явление, но на сотнях снимков, прочитанных мной за 20 с лишним лет, артроз неповторим».

Сомнения прочь!

От опыта и внимательности рентгенолога зависит достоверность медицинского заключения, которое он пишет после изучения снимка для конкретного врача — ведь тот скорее прочитает словесное описание снимка и вывод, чем будет рассматривать изображение. Поэтому глаз у врача-рентгенолога должен быть не просто зорким, а алмазным: обнаружить проблему и грамотно преподнести её клиницисту — задача архиважная. Если всё‑таки появляются вопросы, выручают профессиональные справочники и книги, хранящиеся на полке шкафа в кабинете, или консультации с докторами. Сомневающийся врач — это правильный врач, считает Прокущенко.

Впрочем, нынешние сомнения несравнимы с прежними, когда ей, терапевту с 10-летним стажем, в 1999 году неожиданно предложили возглавить рентгенологическое отделение Корочанской центральной районной больницы. Интересная и заманчивая перспектива, таящая огромный пласт новых открытий, привлекала и настораживала одновременно.

«Я очень долго сомневалась, потому что понимала: недостаточно «просветить» человека, надо ещё и заключение толковое написать, чтобы специалисты поставили верный диагноз, — призналась врач. — Но согласилась».

Знакомый желудок

В течение первого года сложности возникали чуть ли не ежедневно. Марина Прокущенко всматривалась в снимки, словно снайпер, боясь упустить главное, скрупулёзно исследуя одну картинку за другой. Сколько книг перелистала, пока вникала в тонкости профессии, сколько километров проходила по коридорам больницы, чтобы показать спорные изображения коллегам, сейчас никто не скажет, но рыбку из пруда, благодаря настойчивости и упорству, всё‑таки вытащила. Глаз доктора со временем научился распознавать болевые точки пациентов безошибочно.

— Вы запоминаете снимки? — спросил у своей героини. — Бывает, например, так, что анализируете какое‑нибудь новое изображение и чувствуете, что уже писали по нему заключение?

— Конечно, бывает, — ответила она. — Года три назад делала пациенту скопию желудка. Лица его не видела, так как он стоял за экраном, смотрела лишь то, что надо было «просветить». И вдруг подумала: «Стоп! Этот желудок я уже видела». Когда мужчина показался, улыбнулась — точно! Приходил к нам уже! Органы наши, к слову, очень индивидуальны, как отпечатки пальцев.

Черёмуха в подарок

К работе в рентгенкабинете настолько прикипела душой, что не мыслит себя в любой другой специальности. Вспоминает порой тот период, когда 18 лет совмещала две должности, заведуя ещё поликлиникой, и студенческие годы в Астраханском медицинском институте, когда стремилась состояться в гинекологии, и удивляется самой себе: как можно было не мечтать о рентгенологии? Это призвание, внутренняя потребность, стимул, мощный источник сил и вдохновения. Хотя о прошлой жизни, в которой она трудилась врачом-терапевтом в военном городке в Калужской области, тоже рассказывает с благодарностью.

— Как вы там оказались? — поинтересовался у своей собеседницы.

— После окончания мединститута по распределению попала в Калугу и на базе 2-го Московского медицинского института имени Н. И. Пирогова прошла интернатуру по терапии, — объяснила Марина Прокущенко. — А первый опыт самостоятельной работы в качестве терапевта запомнился хорошо. Мы занимались реабилитацией людей, перенёсших нарушения мозгового кровообращения. Меня так поражало их желание выздороветь и вернуться к полноценной жизни. Один мой пациент как‑то сказал: «Стану на ноги, нарву букет черёмухи весной и подарю вам!» Он поправился. И обещание сдержал. Приятно.

«Спасибо, доктор!»

«За что люблю профессию? — переспросила собеседница. — За благодарных пациентов, которые после выздоровления говорят мне: „Спасибо, доктор!“ Видеть результат собственных усилий важно, потому что именно он заставляет приходить на работу с удовольствием».

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×